Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Эмиль Верхарн

 
 

Корова


В шестом часу утра, едва зари багровой Пятно огнистое легло в ночную твердь, Работник, вычертив кресты на лбу коровы И недоуздок вздев, повел ее на смерть. Ввыси колокола к заутрене звонили; Поля смеялися, не глядя на туман, Чьи космы мокрым льном окрестность перевили, - На иней не смотря, осевший в мох полян. Шли грузно батраки, дремотою объяты, Еще зеваючи, одолевая лень, На мощных спинах их железные лопаты Сияли, в зеркалах своих колебля день. Открылись погреба среди полей на склонах, Тугими петлями скрежеща и рыча. Перекликался скот, проснувшийся в загонах; Корова тихо шла, - разнеженно мыча. Последний поворот тропинки кособокой К деревне клонится, присевшей под горой: Там бойня вознеслась, открытая широко, Вокруг окаймлена водою и травой. Корова вздрогнула, остановясь, понуро Глядит: все красно вкруг и дымно; на полу, Ослизлом, липком, - вол; с него сдирают шкуру, И хлещет кровь его, струя парную мглу. Бараны на крюках зияют головами Разъятыми; кабан торчит пеньками ног; Телок валяется, опутанный кишками, И тускло светится в груди его клинок. А там, за этими виденьями из крови, - Края зеленые осенних нив кругом, Где с плугом движется спокойный шаг воловий, Прямою бороздой взрыв сочный чернозем. И вот, едва взошел и хлынул полным светом, До самых недр прорыв далекий кругозор, День торжествующий и золотой, приветом Бросая пламена на луговой простор, На ниву жирную от пота, обнимая И проницая вглубь язвительным лучом, И поцелуями, как женщину, сжигая, Вздувая лоно ей взбухающим зерном, - Корова видела, как синева сияла Над золотой Эско, виющей свой узор, Когда ее сразил удар; - она упала, Но полон солнца был ее последний взор.