Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Эмиль Верхарн

 
 

Занавески


На занавесках голубых Химеры вышиты красиво. Сквозь злость насмешек их пустых Глядится небо молчаливо. Язвят их длинные извивы Покой равнины шерстяной, Волной прозрачно-голубой Вниз упадающей лениво… Химеры эти сердце ранят… Равнины, суждено ль покой Найти мне, в ваших плавных тканях? Вы, ткани добрые, спокойные, как руки, О, как бы вы могли утишить боль сердец Отравленных скупым рыданьем муки, Когда б не заплелся на вас венец Химерных вышивок, блестящих безобразно Сквозь шелк и золото отточенных когтей Размахом крыльев яростно-алмазным… Химеры, злобные — и выпуклы и резки, — Кустарники сверкающих камней — Всползли на плавные поляны занавески. Они приковывают взгляд Враждебным блеском в час тревожный, Мерцаньем трепетным и ложным Их когти острые горят. Как звезды из-за хмурой тучи, Причуды их миражны и летучи… Чудовища сплетенные из ниток, Игра затейная, из перламутра свиток, Из блестков золота, закованных в узоре, Скажите: отчего боюсь я взлетов их И глаз, подобных гроздьям молний в море, Вонзающимся в волны, словно крик? Зачем они скользнули в ткани, Такие четкие? Ужель, — чтоб душу ранить На занавесках старых, плавных Я различал в былые дни Цветы, каких-то птиц забавных, — И, светло-алые, они В садах из шелка пролетали, И в сердце, полное печали, Покой и радость проливали… На голубых и молчаливых, Как небо, занавесках этих Вдруг злобно выросли извивы Химер… О, кто же мне ответит: Зачем они пронзили ткани? Узор кошмарный душу ранит… Душа в плену у шелковистых Чудовищ этих золотистых. Когтистым клювом злобной пасти Душа разорвана на части… Под взмахом их огнистых крылий Душа в агонии бессилий… Мои ль безумства и печали На занавесках здесь восстали? О, пытка ужаса!.. Терзанья Невыразимого страданья: Моя душа заключена В лохмотья этой занавески, Что блесток пагубных полна… Так… Четко-выпуклы и резки, Химеры вышиты по ткани голубой, — Они качаются размерно, как прибой… Бессилен я… Все безнадежно-грозно… Мне не найти покоя, — слишком поздно!