Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Перси Биши Шелли

(некоторые оригиналы и переводы)

 
 

Аретуза


I Словно грозные стражи, Встали горные кряжи, Кряжи Акрокераунских гор, Встали в тесном союзе, Чтоб не дать Аретузе Убежать на манящий простор. Но она убежала И волной разостлала Семицветные кудри свои И на западных склонах В переливах зеленых Расстелила по кручам ручьи. Горы ей улыбались, Сосны к ней наклонялись, И она, лепеча как во сне, То замедлив теченье, То ускорив движенье, Пробиралась к морской глубине. II Но проснулся суровый Бог Алфей седобровый И ударил трезубцем в ледник, - И в горах Эвриманта От удара гиганта Узкий выход на волю возник. Из рассселины горной Сразу вырвался черный Южный ветер, и прочь из оков, Разбиваемых громом, По дрожащим проемам Побежали потоки ручьев. И Алфей под водою Заблистал бородою И помчался стремглав с высоты За беглянкой уставшей, Но уже побежавшей До прибрежной Дорийской черты. III "О, скорей, я слабею! О, не дайте Алфею Впиться пальцами в волосы мне!" И раздвинулись воды, Словно в час непогоды, И укрыли ее в глубине. И беглянка земная Вновь помчалась, мелькая, Словно солнечный луч золотой, Даже в море глубоком Не сливаясь с потоком С горьковатой Дорийской волной. Но за нимфою сзади По смарагдовой глади, Выделяясь угрюмым пятном, Мчался бог разозленный, Как орел, устремленный За голубкой с подбитым крылом. IV И в потоке, бурлящем По коралловым чащам, Мимо гор из бесцветных камней И пещер потаенных, Где в жемчужных коронах Восседают владыки морей, Унеслись они в море, Где в цветистом узоре Перепутались солнца лучи И где сумрак расселин Неестественно зелен, Как лесная опушка в ночи, И, вспугнув мимоходом Под лазоревым сводом Рыбу-молот и рыбу-пилу, По ущелью седому Поднялись они к дому И остались у входа в скалу. V И сверкающей пеной Под обрывистой Энной Плещет двух водометов струя, Словно подали руки После долгой разлуки Неразлучные сердцем друзья. Утром, прыгнув с откоса, У подножья утеса, Словно дети, играют они; И весь день среди елей И лесных асфоделей Беззаботно лепечут в тени; И в глубинах Дорийских Возле скал Ортигийских Засыпают, колышась едва, Словно души влюбленных В небесах благосклонных, Где любовь и по смерти жива.