Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта, (пер. Б. Пастернак)

 
 

Сцена третья

Комната в доме Капулетти. Входят леди Капулетти и кормилица. Леди Капулетти: Кормилица, скорее: где Джульетта? Кормилица: Клянусь былой невинностью, звала. Джульетта, где ты? Что за непоседа! Куда девалась ярочка моя? Входит Джульетта. Джульетта: Ну, что еще? Кормилица: Тебя зовет мамаша. Джульетта: Я здесь. Что, матушка, угодно вам? Леди Капулетти: Сейчас. Кормилица, выйди на минуту, мы поговорим. Впрочем, постой, не уходи, тебе лучше послушать. Моя дочь порядком подросла. Кормилица: Помилуйте, я ее лета сочту до часочка. Леди Капулетти: Ей нет четырнадцати лет. Кормилица: Я прозакладую своих четырнадцать зубов, даром что их только четыре, что нету. Сколько до Петрова дня? Леди Капулетти: Две недели с лишним. Кормилица:
С лишним или без лишнего, не об этом спор, а четырнадцать ей минет на Петров день, я вам верно говорю. Она и Сусанна - упокой ее, господи! - были ровесницы. Но я ее не стоила, и ее господь прибрал. А четырнадцать ей минет на Петров день, это вы не сомневайтесь, я хорошо помню. Этому трясенью земли, вы теперь сосчитайте, полных одиннадцать годов. А в самое трясенье, как сейчас помню, я ее отлучила. Натерла я себе соски полынью и села у голубятни на солнечный припек. Вы с их милостью были в Мантуе, ну скажите, какова память! Хватила она, родимая, с соска полыни и закатилась - не приведи бог! В это самое время голубятня передо мною кувырк, и я, само собой, оттуда давай бог ноги. А этому делу теперь полных одиннадцать годов. Она уже тогда на ножки становилась - да что я, на ножки! - бегала уже и ходила, ей-богу, правда, истинный господь! Теперь я вам скажу, расшибла она себе в то время лобик. И вот мой муж... царство ему небесное, ужасный был шутник!.. взял он ребенка на руки и говорит: "Лицом, говорит, Джулинька, падать не годится. Вырастешь, будешь, говорит, норовить упасть на спину. Будешь?" - говорит. И что же вы думаете? Утерла моя крошка слезы и отвечает ему: "Да". Вы подумайте, что за смехота! Тысячу лет проживу и никогда не забуду. "Будешь, говорит, на спину, Джулинька?" И она, как ни в чем не бывало, отвечает ему: "Да".
Леди Капулетти: Довольно болтать! Замолчи, пожалуйста! Кормилица:
Слушаю, сударыня. Но скажите, разве не умора? Угомонилась в минуту и, не задумываясь, отвечает ему "да", а ведь шишка-то была здоровенная, с голубиное яйцо, и плакала она горючими слезами. "Лицом, говорит, падать не годится. Вырастешь, будешь, говорит, на спину? Будешь?" - говорит. И эта крошка отвечает ему "да" и разом угомонилась.
Джульетта: Угомонись, кормилица, и ты. Кормилица: Слушаюсь, больше не буду. Из моих питомиц ты была самая хорошенькая. Дожить бы мне до твоей свадьбы, то-то была бы радость! Леди Капулетти: До свадьбы? А о свадьбе-то и речь. Затем пришла. Скажи-ка мне, Джульетта, К замужеству как ты бы отнеслась? Джульетта: Об этой чести я не помышляла. Кормилица: Об этой чести? Вы подумайте! Жаль, я твоя кормилица, а то можно было бысказать, что ты ум с молоком всосала. Леди Капулетти: Так вот подумай. Меньших лет, чем ты, Становятся в Вероне матерями, А я тебя и раньше родила. Итак, покуда второпях и вкратце: К нам за тебя посватался Парис. Кормилица: Ну, это, барышня моя, мужчина на славу! Такой мужчина, что объедешь целый свет - лучшего не сыщешь. Не человек, а картинка. Леди Капулетти: Цветок, каких Верона не видала. Кормилица: Цветок, нет слова. Слова нет, цветок. Леди Капулетти: Что скажешь? По сердцу ли он тебе? Сегодня на балу его изучишь. Прочти, как в книге, на его лице Намеки ласки и очарованья. Сличи его черты, как письмена, Измерь, какая в каждой глубина, А если что останется в тумане, Ищи всему в глазах истолкованья. Вот где тебе блаженства полный свод, И переплета лишь недостает. Как рыба - глуби, с той же силой самой Картина требует красивой рамы, И золотое содержанье книг Нуждается в застежках золотых, Вот так и ты, подумавши о муже, Не сделаешься меньше или хуже. Кормилица: Не сделаешься меньше! Больше, сударыня, больше. От мужчин женщиныполнеют. Леди Капулетти: Ну, как, займешься ль ты его особой? Джульетта: Еще не знаю. Надо сделать пробу. Но это лишь единственно для вас. Я только исполняю ваш приказ. Входит слуга. Слуга: Сударыня, гости пришли, кушать подано, вас кличут не докличутся, каждый спрашивает барышню, в кладовой на чем свет стоит ругают кормилицу, и все вверх дном. Побегу к гостям. Сделайте милость, пожалуйте безотлагательно. Леди Капулетти: Идем. Слуга уходит. Скорей, Джульетта! Граф уж там. Кормилица: Благих ночей в придачу к добрым дням! Уходят.