Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта, (пер. Б. Пастернак)

 
 

Сцена пятая

Комната Джульетты. Входит кормилица. Кормилица: Сударыня! Сударыня! Вставай! Пора вставать! Ай-ай, какая соня! Ну, погоди! Вот я ее, козу, Вот я ее! Как, так-таки ни слова? Да ладно, ладно. Спи, пока дают. Спи про запас. Твой граф себя забудет, А спать тебе не даст. Вот крепкий сон! Однако разбужу ее. Джульетта! Джульетта! Разве будет хорошо, Когда тебя застанет граф в постели? Ему-то что. Небось он будет рад. Отдергивает занавеску. Никак, одета? Встала, нарядилась - И снова бух? Уж это извини! Сударыня! Сударыня! А ну-ка! - Не может быть... Сюда! Она мертва! О господи! О господи! На помощь! Глоток наливки! Не перенесу! Входит леди Капулетти. Леди Капулетти: Что ты шумишь? Кормилица: Ужасное несчастье! Леди Капулетти: Какое? Кормилица: Посмотрите! Не могу... Леди Капулетти: Ах, жизнь моя, дитя мое родное! Взгляни, очнись, иль я умру с тобой! На помощь! Помогите! Входит Капулетти. Капулетти: Безобразье! Жених внизу, а этой нет как нет! Кормилица: Джульетта померла! Она скончалась! Леди Капулетти: Джульетты нет, Джульетта умерла. Капулетти: Пустите! Быть не может! Ни кровинки. Окоченела. Холодна, как лед. О господи, она давно без жизни! Все кончено! Как на поле мороз, Смерть пеленой лежит на этом теле! Кормилица: О горе, горе! Леди Капулетти: О беда, беда! Капулетти: Смерть, взявшая ее без сожаленья, Сжимает рот мне и лишает слов! Входят брат Лоренцо, Парис и музыканты. Брат Лоренцо: Ну как? Готова в храм идти невеста? Капулетти: Идти - пойдет, но не придет назад. О сын мой, накануне обрученья Твоей невестой овладела смерть! Вон, как цветок со сломанной головкой, Лежит она. Ее в супруги взял Подземный царь. Он зять мой и наследник. Я жить устал и умереть хочу И все ему, добро и жизнь, оставлю. Парис: Как долго ждал я нынешнего дня И как ужасно он меня встречает! Леди Капулетти: Проклятый, страшный, несчастливый день! Тягчайший, самый страшный и несчастный Из всех, какие только видел свет! Одна была надежда и богатство, Одна, одна - единственная дочь - И даже той судьба не пощадила! Кормилица: О боже, не глядели бы глаза! Какой проклятый день! Какой проклятый! Какой проклятый, проклятущий день! О господи, глаза бы не глядели! Парис: Я разведен, обманут, втоптан в грязь! Как низко, смерть, меня ты обманула, Как превратила в полное ничто! О жизнь моя! О прелесть! Капулетти: Я раздавлен, Осмеян, искалечен, умерщвлен. Зачем пришло ты, бедственное время, Наш долгожданный праздник убивать? Моей душой, а не моим ребенком Была она, и вот она мертва. А без души что все мои отрады? Брат Лоренцо: Стыдитесь! Тише! Слезы не исход В несчастии. Она принадлежала Семье и небу. Ныне лишь оно Владеет ею. Там Джульетте лучше. Вы дочери от смерти не спасли, А небо ей сияет вечной жизнью. Вы прилагали силы все к тому, Чтобы Джульетту возвеличить в свете, Что ж плачете вы, видя вашу дочь Так высоко за облаками в небе? Знать, мало вы любили дочь свою, Когда не рады, что она в раю. Вы счастия молили для желанной? Счастливейшие умирают рано. Уймем свой плач и, как заведено, Осыплем это тело розмарином И вынесем в венчальном платье в храм. Природа слабодушна и рыдает, Но разум тверд, и разум побеждает. Капулетти: На похоронный церемониал Пойдет, что к свадьбе я приготовлял, И мы услышим вместо бойких скрипок Церковный хор и звон колоколов. Накрытый стол послужит для поминок, Венчальные цветы украсят гроб. Все обратилось в противоположность! Брат Лоренцо: Отправимся. Сударыня, и вы. Вы тоже, граф. Подите приготовьтесь. Ее пора на кладбище нести. Наверно, в вышних недовольны вами. Не гневайте их лишними слезами. Капулетти, леди Капулетти, Парис и монах уходят. Первый музыкант: Значит, трубы в футляры и по домам? Кормилица: Да, по домам, сердечный, по домам. Тут не до вас. Смотри, какое горе! Уходит. Первый музыкант: Горе горем, а позвали - надо платить. Петр: Музыканты, а музыканты, плясовую! Если хотите мне угодить, пожалуйста, плясовую. Первый музыкант: Почему плясовую? Петр: Потому что у меня от горя сердце разрывается. Плясовую, пожалуйста! Что-нибудь позабористей. Распотешьте горемычного. Первый музыкант: Никаких плясовых. Играть не велено. Петр: Так вы не сыграете? Первый музыкант: Нет. Петр: Ну, так вы не то запоете! Первый музыкант: Виноват, это как же? Петр: А так, что я вам напомню ваше место, дудошная рвань! Первый музыкант: Вы, как видно, сами забыли дорогу в официантскую. Петр: В официантскую? Вот я такую официантскую распишу вам на спине, что куда там ваши ре-фа-ля! Второй музыкант: Уберите кинжал! Благородные режутся только остротами. Петр: Ах, вот вы как? Ну хорошо, держитесь! Я убью вас насмешками. Отвечайте: "Когда в груди терзания и муки И счастия несбыточного жаль, Лишь музыки серебряные звуки..." Почему "серебряные"? Почему "лишь музыки серебряные звуки"? А, Симон Телячь я Струна? Первый музыкант: Потому что у серебра приятный звук. Петр: Превосходно! А твое мнение как, Гью Козлодер? Второй музыкант: Почему "серебряные"? Потому что за музыку платят серебром. Петр: Превосходно! А ты что скажешь, Яшка Пищик? Третий музыкант: Ей-богу, не знаю. Петр: Виноват, виноват: я забыл, что ты певчий. Никто не угадал. "Лишь музыки серебряные звуки" - потому что за музыку не платят золотом. "Лишь музыки серебряные звуки Снимают как рукой мою печаль". Уходит. Первый музыкант: Что за сверхъестественная бестия! Второй музыкант: Плюнь на него, Джек! Пойдем в буфетную. Придут факельщики, пообедаем. Уходят.