Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Неси, ветер, вихрем заветное слово...


x x x Неси, ветер, вихрем заветное слово - Молитву о той, что ко мне так сурова, - О ней - звездоокой, о ней - тонкостанной, О ней - змеекудрой, о ней - чернобровой, О трепетной станом, о склонной к обманам - О той, что неверной всегда быть готова. Она, словно пери, сокрылась от взора, И доля моя и тяжка и бедова. У ней, власть имущей, как шах всемогущий, Нет мне, бедняку, ни защиты, ни крова. Единым обетом клялись мы об этом - Отдать божью гневу рушителя слова. Истерзан я мукой, измучен разлукой, - О, если бы тело вновь стало здорово! Рыдаю, стенаю, покоя не зная, - Летят к небесам стоны тщетного зова. К тебе я, друг милый, взываю: "Помилуй!" - Не стою я, право же, гнева такого! Пусть беды и муки мне крыльями станут, И сердце, как сокол, парить будет снова. Соперники злые мне путь заступили, - Пошел я стезей, что от века тернова. О, как неверна ты, о, сколь ты жестока, - Тебе меня, верного, мучить не ново! Измучен сторицей, я стал бледнолицый, - Мой пыл отдан той, что, как роза, пунцова. Увидеть красу бы твою, дорогая, - Я жертвой паду пред тобой с полуслова! Сгорел от любви я к тебе, чаровница, - Хоть раз снизойди до меня ты - дурного. От страсти к тебе вся душа моя в ранах, - Зачем же стыдить, что я сник бестолково! Я ночью и днем на пути твоем плачу, - "О, будь милосерд!" - я молю всеблагого. Но бедный, несчастный, бездомный, безгласный, Готов я все вытерпеть снова и снова. И как не стенать от мучений Машрабу, Когда грозноокая сердцем сурова!