Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Твой лик я увидел и стал одержим...


x x x Твой лик я увидел и стал одержим, И чужд стал мне разум - расстался я с ним. И пусть я умру, все мученья стерпев, С пути не сверну - пусть он будет прямым. Любовью вконец посрамлен на весь мир, Всем притчею стал я - и добрым и злым. Не думаю дум я о райском вине, - От уст твоих пряных я стану хмельным. Все, кроме тебя, я отверг, глух и слеп, Все кинул, единой мечтою томим. Я светоч красы твоей видел во сне, - Летел мотыльком я к огню через дым. Любовью к тебе, как вином, я налит: Я сам - и сосуд, и владеющий им. Я был малой каплей в пучине морской, Я жемчугом стал, что пучиной храним. С огнем не дружа, древу жара не знать, - Любовный огонь - мой собрат-побратим. Пал тленом я в землю, но к жизни возрос: Стал тысячей зерен, а был лишь одним. В огне того лика все в небыль сожглось: Душа вошла в душу - в любви я незрим Пал тысячью ливней из глаз твоих дождь, - Был глушью, а стал цветником я твоим. С любимою я разлучен много лет, Безумный и горестный, я нелюдим. Спокойному - век, говорят, не гореть, - Спокоен я был - ныне жаром палим. Подай же Машрабу вина в кабачке, - В мечеть не вошел я, а стал уж хмельным!