Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Ты меня всегда гнела, верности твоей не знал я...


x x x Ты меня всегда гнела, верности твоей не знал я, Мне подобной жертвы зла меж земных людей не знал я. Я, на путь любви ступив, претерпел одни лишь муки, Жребий мой несправедлив, и несчастья злей не знал я. Нет, о лекарь, ты не спорь: видно, мне дружить с недугом, - Жилу жизни съела хворь, - как мне сладить с ней, - не знал я. Каждый богохульник лих - спесь свою, гордыню холит, А нехитрых и незлых меж святош-ханжей не знал я. Мне от вихря бед невмочь в этом злобном, старом мире, А готовых мне помочь преданных друзей не знал я. И когда, больной, я слег и не чаял исцелиться, Кто б молитвой мне помог, - хоть весь век болей, - не знал я. Мне плутаний не минуть, - так назначено мне роком, - Кто бы мне в блужданьях путь указал верней, - не знал я. И с израненной душой я к кому ни обращался, Кто ж помог? В судьбе лихой помощи ничьей не знал я. Сломлен, с мукой лишь знаком, я ни в чем не знал отрады, Ничего в саду мирском, кроме бед-скорбей, не знал я. И покинул мир Машраб, следуя стезей Адхама, Я, сраженный злом, ослаб - радостных вестей не знал я.