Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Мусабба


Ты в садах красы нетленной - вешней радости цветок, Ты - вовеки несравненный свежей прелести росток. Твои родинки - напасти, смута - черных кос клубок, - Камнепад лихих несчастий надо мною так жесток! Дивная! В твоей я власти, образ твой красой высок. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Блещет родинка сурмяно возле уст наедине, Губят душу, глядя пьяно, очи в томной пелене, То не рать ли Индустана в Сулеймановой стране? Не зерно ли то тимьяна в нежной ямке, в глубине? Не Юсуф ли бездыханно гаснет в кладезе на дне? Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Роза, мой цветок румяный, тонкостенный мой тюльпан, Кипарис мой сребростанный, взор тебе истомный дан. В странах красоты желанной ты - властительный султан. О, приди - я, бездыханный, пред тобой паду, заклан, Силы, для терпенья данной, в сердце нет от мук и ран. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. На твоем прекрасном лике - высшей тайны письмена, Волей высшего владыки красота им придана, Подойди же к горемыке - хоть враждебна, хоть дружна! Райским пальмам животворным ты подобна - так стройна, И в кудрях - в венце их черном ты прекрасна, как луна. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Дивная, тебе подвластным - томно-страстным нет числа, О челе твоем прекрасном ходит слава-похвала. Розы вчесаны высоко в косы около чела, Словно бы десница рока тебя к свадьбе прибрала, Ты, - лишь глянут издалека - рай забудут, так мила. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Ты пройдешь, косясь лукаво и величие храня, - Я совсем сгораю, право, - позабыла ты меня. Поросль на устах - курчава, чуть черна и чуть синя. Глянешь ты - тебе забава, у меня ж в душе - грызня, Брови-сабли - что расправа, лик твой жжет сильней огня. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. За твой дивный взор все люди - все подряд - готовы пасть, Даже все степные лани за твой взгляд готовы пасть, Все за локон твой единый, говорят, готовы пасть, За наряд, тобой надетый, Рум, Багдад готовы пасть, И смятеньем пред тобою я объят, готовый пасть, - Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Ты меня осиротила, я стенаю каждый миг, За тобой брожу уныло много лет я, нищ и дик. Стан твой вспомню - в муке пыла плачу стоном горемык, Я умру, мне жизнь постыла, от твоих я кар поник, А в тебе - краса и сила: ты - владыка всех владык. Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог. Твои локоны кудрятся, лунный лик кольцом обвив, Суждено и мне вплетаться нитью жизни в их извив, Тучей стрел ресницы мчатся прямо в цель - насупротив, Любо косам извиваться, кольца в сети превратив, - Ну да что мне их бояться: ведь Машраб и сам строптив! Ты красива, словно диво, ты - судьба, предвечный рок: Как ни мучишь ты гневливо - мне ни горя, ни тревог.