Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

О краса моя, ты - роза или рдеешь от вина...


x x x О краса моя, ты - роза или рдеешь от вина? Лик твой молнией сверкает или ты - сама луна? Отвечай же, чет ты больше - жизнью иль красой красна? Не владычица ль души ты - той, что болью сражена? Не в мою ль ты душу, пери, как в сосуд, заключена? Трепетно идешь, красуясь, и глаза твои хмельны, Стрелы мечешь, твои щеки жаром роз озарены, Почему ты так красива - из какой ты стороны? Роза ты, рейхан иль жемчуг, взятый с донной глубины? Яхонт, перл или рубин ты, что красою столь ясна? Светел лик твой благовонный, а уста - как будто мед, Миндалю подобны очи, а фисташке - нежный рот, На сверкающих ланитах россыпь родинок цветет, Перед взором блещут сонмы восхитительных красот, - Соловей ты или роза, или ты - сама весна? Блеск ланит твоих - он розой иль жасмином осиян, Твои родинки - не зерна ль, не из них ли рос рейхан? Сребротела, сладкоуста, нежен твой прекрасный стан, - Человечий иль волшебный образ тебе роком дан, Гурия ли ты, иль райским светом ты озарена? Роза - лик, нарциссы - очи, словно лепестки - уста, Гибну я, едва увижу, сколь краса твоя чиста. Стан твой - древо рая, лик твой - райских яблок красота, С ликом родинки и кудри столь едины неспроста, - Шахом чтит тебя Египет иль Индийская страна? Как рубин, уста багряны, свет чела - как окоем, С лунным ликом так согласны звезды родинок на нем! Чернота их - словно угли, - сердце сожжено огнем, Что ж твой взор так жжет жестоко, словно солнце знойным днем, - Ты мертвящей иль живящей силою одарена? Роза без шипов, едва лишь ты пройдешь среди полян, Всех пленяют лик румяный и самшиту равный стан, Косы - словно гиацинты, над тобой венец багрян, На груди цветут две розы, лепестков их отблеск рдян, - Не трепещущая ль ветка ты, что станом столь стройна? Завитками вьются кудри - красоты твоей зачин, Чинно или беспричинно рать сюда направил Чин? Ты пройдешься - стан трепещет, словно зыбь морских пучин. Жизнь и душу, честь и веру отдал я не без причин, - О бутон мой, надо мною не тебе ли власть дана? Твое слово - словно сахар, рот твой сладостно медвян, Драгоценный и бесценный сахарный тростник - твой стан. Ты послушай, что спою я, весь горя от боли ран, Соловьем пою я, роза, мой предвечный гулистан, - Обожгли Машраба, роза, не твои ли пламена?