Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Увидел я красавицу, что красотой красна...


x x x Увидел я красавицу, что красотой красна, - Спешит, возбуждена. Мне облик ее нравится, прекрасней всех она, Изящна и стройна. Лукавой, сребротелою предстала она мне - Смущающей весь мир. Что с бедствием я сделаю? Она меж всех - одна, Весь мир взбурлен до дна. О, как меня встревожило нежданною бедой - Жестокою красой. Взглянула - уничтожила, всю жизнь отняв сполна, - Как хороша она! О, как пред ней я выстою: стройна, красив наряд, Весь в золоте убор. Легла волной душистою кос черных пелена, Она - сама луна! Лицо - как роза рдяная, и сладко льется речь, А бровь - что серп луны. Уста ее - медвяные, а взор - хмельней вина, И вся - озарена. Едва я ту прекрасную - мою беду узрел, Любовью истомлен, Объят я мукой страстною - томлюсь, не зная сна, - Сколь тяжки времена! Я ей сказал: "Немеющих очей моих коснись!" - И был мне злой ответ: "А на тюльпанах рдеющих не кровь ли ран видна? От терна боль сильна!" Объято сердце мукою в силках ее кудрей - Ее - самой беды. Измучен я разлукою, печаль мне суждена, - Лачуга бед темна! В сердце, тобой разбитое, зарыл я клад любви, Он глубоко сокрыт. Ведь тайна, глубже скрытая, верней утаена От взора болтуна. "Пади во прах - помилую!" - сказала мне, смеясь, - О горестный Машраб, Спеши скорей быть с милою, пади пред ней - она Пока еще верна.