Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Бабарахим Машраб

Перевод Сергея Иванова

 
 

Скиталец, я огнем разлук лечусь, - он жарче ада...


x x x Скиталец, я огнем разлук лечусь, - он жарче ада, право, Но умереть, любя, от мух влюбленному - награда, право. О, если бы твои уста хоть слово молвили страдальцу, - Вот лишь о чем моя мечта, и рая мне не надо, право. Как моя доля тяжела - душа уж к горлу подступили, - Ты душу бы к себе взяла, она была бы рада, право. От мук разлуки и обид, увы, я истекаю кровью, И весь я кровью слез омыт, а в сердце - горечь яда, право. Будь ты судьею в День суда, моя печаль - тебе свидетель: Меня неволили беда и кар твоих засада, право. Когда бы столь же горький дар достался праведным святошам, Их опалил бы страшный жар и вмиг сожгла досада, право. Ханжи-святоши с давних пор, молясь, смиренно четки нижут, А их дела - стыд и позор, притворство - их отрада, право. И что мне рай, что Вавилон! В слезах бреду я по вселенной, Иду к любимой, изможден, но это мне - услада, право. Весь мир спалила ты дотла, вселенную сжигаешь жаром, - О, смилуйся! Мне, жертве зла, дождаться хоть бы взгляда, право. Машраб, ты хочешь, чист и благ, судилище мирское встретить, - Перед жестокой - жертвой ляг, ведь ей чужда пощада, право.