Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Джон Китс

 
 

Ах, женщина! Когда вгляжусь в тебя


I Ах, женщина! Когда вгляжусь в тебя, То гордую, то ветрено-простую, Ребячливо-смешливую, взыскую Лишь света, что рождает сам себя; Возможно ль жить, всем сердцем не любя: Дух воспаряет в пустоту глухую, И все-таки я снова протестую: Ты так добра и так нежна, грубя. Любить всевечно и любимым быть; О, небеса! Отчаянно сражаться Готов я, даже лоб готов разбить - Подобно Калидору, - может статься, Как Рыцарь Красного Креста - добыть Победу, - но с тобою не расстаться. II Глаз хризопраз, и лес волос, и шея Фарфоровая, и тепло руки - Единство их рассудку вопреки Тебя моложе делает, нежнее. О, небеса! Какой здесь вид! Шалею, Нельзя не восхититься, до тоски Нельзя не озвереть - две-три строки Я подарить потом тебе сумею. Но как же ненасытен я с тобой: Твоей улыбке не страшна остуда - Знак острого ума, любви святой; Меня не запугают пересуды; Мой слух распахнут настежь, Боже мой, Твой голос я ловлю: ах, что за чудо! III О, кто б забыл ту сладость, что досталась? Кто, честно глядя, впрямь бы смог забыть? О, Боже, блеет агнец, хочет жить, Мужской защиты просит. Ваша жалость Ей, агнцу, справедливо в дар досталась; А если кто-то хочет погубить, В руины чудо-замки обратить, Тот - негодяй. По правде, даже малость Вниманья милой радует, когда Я слышу пальцев легкое касанье Иль вижу, как в окне горит звезда, Я чувствую: то - знак ее вниманья, Цветок из рук ее, в ручье вода; Лишь вырви нить - и рухнет мирозданье. Перевод В.Широкова