Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Джон Китс

 
 

Ода Психее


Внемли, богиня, звукам этих строк, Нестройным пусть, но благостным для духа: Твоих бы тайн унизить я не мог Близ раковины твоего же уха. То явь была? Иль, может быть, во сне Увидел я крылатую Психею? Я праздно брел в чащобной тишине, Но даже вспомнить лишь смущенно смею: Два существа под лиственною кроной Лежали в нежно шепчущей траве; Вблизи, прохладой корневища тронув, Журчал ручей бессонный, Просверкивали сквозь покров зеленый Лазурь и пурпур утренних бутонов. Сплелись их крылья, и сплелись их руки, Уста - не слиты; впрочем, час разлуки Еще не пробил, поцелуи длить Не воспретил рассвет; определить, Кто мальчик сей, - невелика заслуга Узнать его черты. Но кто его голубка, кто подруга? Психея, ты! К богам всех позже взятая на небо, Дабы Олимп увидеть свысока, Затмишь ты и дневную гордость Феба, И Веспера - ночного светляка; Ни храма у тебя, ни алтаря, Впотьмах перед которым Стенали б девы, дивный гимн творя Тебе единым хором. Ни флейт, ни лир, чтоб службе плавно течь, Ни сладких дымов от кадила, Ни рощи, где могла вести бы речь Губами бледными сивилла. Светлейшая! Пусть поздно дать обет, Для верной лиры - пробил час утраты, Благих древес на свете больше нет, Огонь, и воздух, и вода - не святы; В эпоху, столь далекую сию От одряхлевшей эллинской гордыни, Твои крыла, столь яркие доныне, Я вижу и восторженно пою: Позволь, я стану, дивный гимн творя, И голосом, и хором, Кимвалом, флейтой, - чтобы службе течь, Дымком, плывущим от кадила, Священной рощей, где вела бы речь Губами бледными сивилла. Мне, как жрецу, воздвигнуть храм позволь В глубинах духа, девственных доселе, Пусть новых мыслей сладостная боль Ветвится и звучит взамен свирели; И пусть деревья далеко отсель Разбрасывают тени вдоль отрогов, Пусть ветер, водопад, и дрозд, и шмель Баюкают дриад во мхах разлогов; И, удалившись в тишину сию, Шиповником алтарь я обовью, Высоких дум стволы сомкну в союзе С гирляндами бутонов и светил, Которых Ум, владыка всех иллюзий, Еще нигде вовеки не взрастил; Тебе уют и нежность обеспечу, - Как жаждешь ты, точь-в-точь: И факел, и окно, Любви навстречу Распахнутое в ночь! Перевод Е.Витковского