Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Джон Китс

 
 

Бен Невис


Диалог Действующие лица: миссис Камерон и гора Бен Невис. Миссис К. Сэр Невис, у меня - большое горе: Взошла на вас я, Ваше Лысогорье (И это при моей-то корпуленции!), Чтоб выразить вам при аудиенции Свое почтенье, сэр, но вот взамен-то От вас не дождалась я комплимента! Внимание окажешь джентльмену, И джентльмен дичится непременно, Как будто на него имеют виды... Глядите, сэр: я плачу от обиды! Стыд, Ваше Лысогорье, быть невежей! Пожертвовав телятинкою свежей, Огурчиками, яйцами, консервами, Я приползла с расстроенными нервами, Вспотела вся, в пути заныли чресла, А тут - ни камердинера, ни кресла! Мозолей нет: по счастью, мой сапожник В профессии своей - артист, художник. Мне без него б конец пришел, сэр Нэвис. Ах, отчего столь холодны ко мне вы-с? Здесь Леди выпила очередную порцию виски, затем еще и еще, но внезапно рука ее дрогнула, и она пролила к Подножью Горы несколько капель. Бен Невис заворчал, загрохотал на несколько минут - и затем промолвил. Бен Невис Сбежали сновиденья опрометью... Кто пискнул тут спустя тысячелетья? Я слишком долго пребывал в покое, Чтобы простить вторжение такое. Кричал Орел, и мне от беспокойства Примстилось нечто, принеся расстройство: То был Кошмар... Сударыня? Откуда? По старости с глазами стало худо. Очки надену... За каким же лешим Вы способом ко мне добрались пешим? Непрошеным гостям тут нет спасенья. Устрою-ка я вам землетрясенье! Миссис К. Не заслужила я такой расправы! Я вашу Личность уважаю, право, И наверху не трону ваших Персей: Скромна я слишком для таких диверсий. Зачем же уважаемому сэру Впустую изрыгать Огонь и Серу, Когда камней срывается лавина... Бен Невис Я чую, в посещенье нет провина! Не всякий день, клянусь вершиной снежной, Встречаюсь я с такой персоной нежной. Как целоваться хочется - нет мочи! (Болван!) Коль вправду были ваши очи До тайн моих весьма-весьма охочи - (Болван!), - я слушаю и повинуюсь: Я вам открою их, не обинуясь. Мадам, на глубине неимоверной Я впрямь располагаю Жилой Серной. По ней бы - чирк! - моим гранитным задом... Обнимемся - ведь вы стоите рядом! - И - чмок-чмок-чмок! - дадим простор отрадам! Под северной пятой ноги восточной Устроили Драконы шабаш склочный. Туда, мадам, по собственной указке, Приволоку я длинных сосен связку. Когда от солнца Фосфор задымится, Зажгу я сосны; с этим устремиться Намерен я на Логово Драконье, И Гады пусть с шипением и вонью Распухнут, выползая из пещеры, Тысячекратно перекрыв размеры Арктических китов. Своей особой Займусь я дале. С радостью особой, Безмерной, бесконечной и нескрытной Я почешу себе свой зад гранитный И Леди обниму, кипя от страсти... Вперед, Болван! Здесь Леди - о, несчастье! - Сознанье потеряла. Пик могучий Макушку вновь прикрыл тяжелой тучей И вновь уснул. А через сутки слуги Нашли хозяйку, шаря по округе. Чуть попоздней забей они тревогу... В живых осталась Леди, слава Богу! Перевод Е.Фельдмана