Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Редьярд Киплинг

 
 

Плотины


Не любим рыбную ловлю мы, взмахнуть не умея веслом. Все то, чему нас учили отцы, называем мы пустяком, И в том, во что сердце верить велит, сомневаемся мы всегда. Мы не верим в хлеб, который едим, нам радость работы чужда. Смотрите, наши берега и вдаль, и вширь лежат. Их осушили наши отцы и плотин поставили ряд. Они оттеснили море назад. То был непомерный труд. Мы родились, чтоб жить под защитой плотин, но плотины нас не спасут. А вдали прилив на плотины ползет, все пробуя пенным ртом. У шлюзных ворот обгрызая края, он стены обходит кругом, Волны швыряет, и снова швыряет, жует морской песок... Мы слишком от берега далеки, чтоб знать, как прилив жесток. Мы приходим порой, заботой полны, у широких стен шагать. Все это - плотины наших отцов, и в камне щелей не видать. Не раз и не два налетали ветра, но мы не боимся ветров - Мы ходим только смотреть на плотины, плотины наших отцов. Над соленым болотом, где наши дома под ветром холодным дрожат, Измученный, жалкий и тусклый блеск струит, умирая, закат. Будто красный уголь мелькнул в золе, будто искра скользнула там... Мы отданы морю и ночи во власть и пощады не будет нам! У моста на болоте стоит загон, и стада беснуются в нем, Оглушенные шумом бегущих ног, ослепленные фонарем. Скорее срывайте замки с ворот, выпускайте на волю стада! Низины тонут на наших глазах, отовсюду хлещет вода. Поднимаются волны над верхом плотин, огромны в густеющей мгле. И пена, летящая с губ морских, крутится по земле. Морские кони копытом бьют, грозят белизной зубов, Ломая кустарник, глотая песок, сметая труды отцов! Хворост велите людям собрать, варить на кострах смолу. Огонь, а не дым, будет нужен нам, коль рухнут плотины во мглу. С колоколен велите людям следить (как знать, что покажет заря?) - Гремящий колокол наверху и веревка в руках звонаря. Теперь со стыдом в душе мы ждем среди бурлящей тьмы. Вот это - плотины наших отцов, но о них не заботились мы. Нам не раз и не два говорили о том, мы в ответ лишь махали рукой. И погублены жизни наших детей, и нарушен отцов покой. Мы ходим по краю разбитых плотин, а море шумит вдали. Для нашего блага, для выгоды нашей их наши отцы возвели, Но выгоды нет и спокойствия нет, беззаботность пройдет, как дым. И самый город, где жили мы, покажется нам чужим.