Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Редьярд Киплинг

 
 

Солдат и матрос заодно


(Королевскому полку морской пехоты) Со скуки я в хлябь с полуюта плевал, терпел безмонетный сезон, Вдруг вижу - на крейсере рядом мужик, одет на армейский фасон И драит медяшку. Ну, я ему грю: "Э, малый! Ты что за оно?" "А я, грит, Бомбошка у нашей Вдовы, солдат и матрос заодно". Какой ему срок и подробный паек, конечно, особый вопрос, Но скверно, что он ни пехота, ни флот, ни к этим, ни к тем не прирос, Болтается, будто он дуромфродит, диковинный солдоматрос. Потом я в работе его повидал по разным дремучим углам, Как он митральезой настраивал слух языческим королям. Спит не на койке он, а в гамаке - мол, так у них заведено, Муштруют их вдвое - Бомбошек Вдовы, матросов, солдат заодно. Все должен бродяга и знать, и уметь, затем и на свет их плодят. Воткни его в омут башкой - доплывет, хоть рыбы кой-что отъедят. Таков всепролазный гусьмополит, диковинный матросолдат. У нас с ними битвы в любом кабаке - и мы, и они удалы, Они нас "костлявой блевалкой" честят, а мы им орем: "Матрослы!" А после, горбатя с присыпкой наряд, где впору башкой о бревно, Пыхтим: "Выручай-ка, Бомбошка Вдовы, солдат и матрос заодно". Он все углядит, а что нужно, сопрет и слов не потратит на спрос, Дудят нам подъемчик, а он уже жрет, в поту отмахавши свой кросс. Ведь он не шлюнтяйка, а крепкий мужик, тот спаренный солдоматрос! По-вашему, нам не по нраву узда, мы только и знаем что ржем, По классам да кубрикам воду мутим, чуть что - так грозим мятежом, Но с форсом подохнуть у края земли нам тоже искусство дано, И тут нам образчик - Бомбошка Вдовы, солдат и матрос заодно. А он - та же черная кость, что и мы, по правде сказать, он нам брат, Мал-мал поплечистей, а если точней, то на полвершка в аккурат, Но не из каких-нибудь там хрензантем, породистый матросолдат. Подняться в атаку, паля на бегу, оно не такой уж и страх, Когда есть прикрытие, тыл и резерв, и крик молодецкий в грудях. Но скверное дело - в парадном строю идти с "Биркенхедом" на дно, Как шел бедолага Бомбошка Вдовы, солдат и матрос заодно. Почти салажонок, ну что он успел? Едва, до набора дорос, А тут - иль расстрел, или драка в воде, а всяко ершам на обсос, И, стоя в шеренге, он молча тонул - герой, а не солдоматрос. Полно у нас жуликов, все мы вруны, похабники, рвань, солдатня, Мы с форсом подохнем у края земли (все, милые, кроме меня). Но тех, кто "Викторию" шел выручать, добром не попомнить грешно, Ты честно боролся, Бомбошка Вдовы, солдат и матрос заодно. Не стану бог знает чего говорить, другие пускай говорят, Но если Вдова нам работу задаст, Мы выполним все в аккурат. Вот так-то! А "мы" понимай и "Ее Величества матросолдат"!