Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Редьярд Киплинг

 
 

Баллада о Боливаре


Снова мы вернулись в порт - семь морских волков. Пей, гуляй, на Рэдклиф-стрит хватит кабаков. Краток срок на берегу - девки, не зевай! Протащили "Боливар" мы через Бискай! Погрузились в Сандерленде, фрахт - стальные балки, Только вышли - и назад: скачет груз козлом. Починились в Сандерленде и поплыли валко: Холодрыга, злые ветры, бури - как назло. Корпус, гад, трещал по швам, сплевывал заклепки, Уголь свален на корме, грузы - возле топки, Днище будто решето, трубы - пропадай. Вывели мы "Боливар", вывели в Бискай! Маяки нам подмигнули: "Проходи, ребята!" Маловат угля запас, кубрик тоже мал. Вдруг удар - и переборка вся в гармошку смята, Дали крен на левый борт, но ушли от скал. Мы плелись подбитой уткой, напрягая душу, Лязг как в кузнице и стук - заложило уши, Трюмы залиты водой - хоть ведром черпай. Так потрюхал "Боливар" в путь через Бискай! Нас трепало, нас швыряло, нас бросало море, Пьяной вцепится рукой, воет и трясет. Сколько жить осталось нам, драли глотки в споре, Уповая, что господь поршень подтолкнет. Душит угольная пыль, в кровь разбиты рожи, На сердце тоска и муть, ноги обморожены. Проклинали целый свет - дьявол, забирай! Мы послали "Боливар" к черту и в Бискай! Нас вздымало к небесам, мучило и гнуло, Вверх, и вниз, и снова вверх - ну не продохнуть, А хозяйская страховка нас ко дну тянула, Звезды в пляске смерти освещали путь. Не присесть и не прилечь - ничего болтанка! Волны рвут обшивку в хлам - ржавая, поганка! Бешеным котом компас скачет, разбирай, Где тут север, где тут юг, - так мы шли в Бискай! Раз взлетели на волну, сверху замечаем. Мчит плавучий гранд-отель, весь в огнях кают "Эй, на лайнере! - кричим. - Мы тут загораем, Вам, салаги, бы сюда хоть на пять минут!" Тут проветрило мозги нам порывом шквала "Ну-ка, парни, навались, румпель оторвало!" Старый шкипер заорал: "Ворот закрепляй!" Без руля, на тросах, мы прошли Бискай! Связка сгнивших планок, залитых смолой, Приплелась в Бильбао, каждый чуть живой. Хоть не полагалось нам достичь земли, Мы надули Божий Шторм, Море провели. Снова мы вернулись в порт, семь лихих ребят Миновали сто смертей, нам сам черт не брат Что ж, хозяин, ты не рад, старый скупердяй, Оттого что "Боливар" обманул Бискай?