Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Исикава Такубоку

 
 

Под привольный шум осеннего ветра


Небо родины, Как ты далеко! Я поднялся один На высокую кровлю И, печальный, спустился вниз. Как будто положил я в изголовье Жемчужину печали, Сквозящую прозрачной синевой.. . Всю ночь до самого утра Я слушаю, как стонут сосны. Божественно величавы, Криптомерии на горе Нанаяма Пламенем вдруг запылали. Солнце заходит. Тишина. Словно на грани исчезновенья, Тонет в сумерках вечера Все вокруг. Отовсюду Печаль наплывает. "Познает скорбь Тот, кто читает их!" - Так он сказал П в пламя бросил книги. Мудрец, ты сделал хорошо! Лужа воды. Темнеет в ней Вечернее небо, Пурпурные ленты плывут. Осенний дождь отшумел. Начало осени Как свежая вода: Омывшись, Все мысли Обновятся. Грустный На холм взошел я, Вдруг вижу: Стаи птичек клюют Красные ягоды терна. Перекресток осенний. Промчался Сразу по трем дорогам Ветер - И скрылся вдали. Осени голос. Сначала Еще незримая, На ухо шепчет. . . Грустный обычай. Привычная для взгляда Гора. Но только осень придет, С тайным трепетом смотришь: Не там ли боги живут? Сегодня приснилось мне, Что в галерее сельского храма Я ногой наступил На гребень, Украшенный мотыльком. С тихим шелестом Сыплется дождь, Гляжу На мокрые камни двора. Слезы высохли на глазах. Всего лишь попытка. . . Но вновь я такой, Как в юные дни. Думаю: "Если б друга найти, Все ему рассказать!" Между плеч, Задевающих друг друга, В толпе я увидел ее. Только на миг, Но в дневнике осталась помета. Не знаю, когда Даже плакать я разучился. Неужели нет человека, Чтобы тронул душу мою До слез? О, хоть на время Позабыть! Так тонут Весною камни мостовой В траве. Словно когда-то В своей колыбели Я видел ее Во сне, Так она мне мила. Пора десятой луны, И вспомнился мне, Близкий, близкий, как на ладони, Первый снег На горе Иватэ. Солнце! А дождь шелестит. Переплелись В саду Ветки цветущих хаги. Осеннее небо, Пустое от края до края. . . Ни тени не видно на нем. Как ты одиноко, небо! Хоть ворон бы пролетел! После дождя Луна. Мокрые черепицы Крыш Мерцают печальным блеском. В день, когда голодал я, Ко мне, виляя тонким хвостом, Голодная подошла собака И морду ко мне подняла. Стало немного легче. Сверчок звенит в траве. Сижу один На камне придорожном. Смеясь и плача, Сам с собою говорю. Жаркие слезы Лились, Как в пору первой любви. И это было высшей отрадой! Незабываемый день. О, если б на этом Стальном Небе осенней ночи Огнем дышала Гора. Как будто встретился я вновь С давным-давно Забытым другом. . . Так радостно мне слушать Шум воды. Словно отец, Осень сурова; Словно мать, Осень добра - Для бесприютного сына. Гора Иватэ. .. Как, должно быть, теперь Цикады звенят С трех сторон У ее подножья. Осень настала. Тревога любви Не отпускает ни на минуту. .. Не спится всю ночь. Крики диких гусей. "Долгий месяц" уже на исходе. До каких же пор. Словно мальчик, В плену у нее, Я вырваться буду не в силах? Незабудки. Как много Имя сказало! Мне прислала их та, Что молчит. Ветер в соснах Шумит, шумит Над забытым людьми Горным храмом, Шепчет в уши каменному коню. Легкий запах Прели в лесу, А порой потянет И духом грибным. . . Близится поздняя осень. Словно дождь зашумел На вершинах леса. Пронеслись обезьяны. До чего же они На людей похожи! Чаща леса. Далекий стук. . . Словно попал я в страну, Где карлики в дуплах деревьев Пестиком рис толкут. Вначале были леса, Всюду были леса. Полубоги В них хранили Огонь. Без конца и без края Тянутся мертвые пески. Бог, Живущий в пустыне Гоби, Это, верно, осени бог. Лунный свет И моя тоска Переполнили небо и землю, Обратились В осеннюю ночь. Грустные звуки ночные Скупо падают в тишине. Я одиноко брожу, Словно их подбираю Один за другим с земли. Как, вернувшись в деревню свою, Засыпает Усталый странник, Так спокойно, так тихо Зима подошла.