Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Исикава Такубоку

 
 

Кукушка


Уже рассвета теплятся лучи. Ночь тоже на исходе, как весна. Дрожит и меркнет огонек свечи У моего раскрытого окна. Но в этом мире тишины и снов Чей одинокий голос вдруг проник В мое окно? Зари победный зов? Прощанье ночи? Нет, кукушки крик! О голос на рассвете! Что дано Тебе сказать? Зовешь ли ты кого? Откуда ты? Ах, знаю лишь одно! (Пусть ты лишь отзвук сердца моего: Пусть это только мой тяжелый стон, К теснине скорби улетевший вдаль, Ко мне вернулся, эхом повторен. Чтоб снова пробудить мою печаль.) Но то, что смутно волновало ум, Что тайно пряталось от света дня В глубоком омуте сердечных дум, Вдруг осмелев, вонзило нож в меня. Случалось этот голос мне порой Среди полей зеленых услыхать. Он в детстве разлучал меня с игрой... И вот он на заре звучит опять! Как мысль поэта на земле вечна И не погибнет до конца времен, Так голос этот - слушай, тишина! - Бессмертной жизнью тоже наделен. Бессмертья миг! Увы, я знаю сам, Мгновенна ваша вечность, о мой стих, О жизнь моя! Замолкнуть скоро вам, Как зов кукушки в отдаленье стих. Замолкнете, но не умрете, нет! Пока не рухнет наземь небосвод, В своих стихах ты будешь жить, поэт, Как этот отзвук в вечности живет. Но вы, что только славите весну, И соловьев, и легких мотыльков, Храня в стихах святую старину, Гонители (обычай ваш таков!). Вы солнца, жизни, юности враги, Вы, что готовы обокрасть весь свет, Везде похитить (здесь вы мастаки!) Священного искусства лучший цвет, Вы, чей закон - подслащивай и льсти, Которым все одежды по плечу, Нет, знайте, с вами мне не по пути! Я петь застольных песен не хочу! О сердце гордое, не для того Пылает жизнь таким огнем в тебе! Ты - царство света, ты хранишь его В труде, лишеньях, муках и борьбе! И голос жизни сам собой поет, И песня жизни просится в ответ О том, что занялся уже восход И что наш мир - бескрайний, ясный свет! Ах, в бесконечной вечности лишь миг, Короткий миг в ночи перед зарей Звучал кукушки перелетный крик И скрылся вдаль падучею звездой. Что из того? Из глубины лесов Ты мне, печальному, далекий друг, Послала свой звенящий смелый зов, И я, душой воспрянув, понял вдруг: И жизнь и песнь бессмертны на земле! Вовек за ними смерти не поспеть. Как ты, я буду в предрассветной мгле Навстречу бесконечной жизни петь.