Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Исикава Такубоку

 
 

Памяти адмирала Макарова


Утихни, ураган! Прибой, не грохочи, Кидаясь в бешенстве на берег дикий! Вы, демоны, ревущие в ночи, Хота на миг прервите ваши клики! Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи, Не наносите яростных ударов, Замрите со склоненной головой При звуках имени его: Макаров! Его я славлю в час вражды слепой Сквозь грозный рев потопа и пожаров. В морской пучине, там, где вал кипит, Защитник Порт-Артура ныне спит. О солнце севера! Как величаво Сошло оно в крутой водоворот. Пусть, как в пустыне, все кругом замрет, Ему в молчанье воздавая славу! Вы слышите ль, как громкий клич без слов Вселенную наполнил до краев? Но что в нем прозвучало? Жажда ль мести В час гибели иль безрассудный гнев, Готовый мир взорвать с собою вместе, Когда валы смыкались, закипев, Над кораблем, защитником отчизны? О нет, великий дух и песня жизни! Враг доблестный! Ты встретил свой конец, Бесстрашно на посту командном стоя. С Макаровым сравнив, почтят героя Спустя века. Бессмертен твой венец! И я, поэт, в Японии рожденный, В стране твоих врагов, на дальнем берегу, Я, горестною вестью потрясенный, Сдержать порыва скорби не могу. Вы, духи распри, до земли склонитесь! Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи! При имени Макарова молчи, О битва! Сопричислен русский витязь Великим полководцам всех времен, Но смертью беспощадной он сражен. Когда вдруг запылал от вспышек молний Над Азией Восточной небосклон И закипели в Желтом море волны, Когда у Порт-Артура корабли В кольце врагов неравный бой вели, Ты, болью за свою отчизну полный, Пришел на помощь. О, как был могуч Последний солнца блеск меж черных туч! Ты плыл вперед с решимостью железной В бой за Россию, доблестный моряк! Высоко реял над ревущей бездной На мачте гордый адмиральский стяг. Но миг один - все скрылось под волнами: Победами прославленное знамя И мощь, которой в мире равной нет.".. Где их могила, кто нам даст ответ? В тот страшный день с утра сгустились тени И солнце спрятало свои лучи, Заклокотало море в белой пене. . . (Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи, Все, как один, падите на колени, Пускай сольет сердца один порыв.) Скрывалась в море неприметно мина, И потопил внезапно страшный взрыв Корабль, что нес морского властелина. Спокойно руки на груди скрестив, Вперив свой взор в бездонную пучину, Где в злобном торжестве кружился вал, Исчез навеки славный адмирал. Ах, океан судьбы и грозной бурей Его волнующая злая смерть! Лишь день вы бушевали в Порт-Артуре, Но вечно будут помнить черный смерч. Когда ж вас спросят с гневной укоризной, Как смели вы такую жизнь отнять, То перед светлым царством вечной жизни Какой ответ вы будете держать? Мгновенно все надежды и величье Под вашим натиском погребены! Ужель у вас нет никому отличья И ничему живущему цены? Всему конец! Бессчетными слезами Истории омыты письмена. Но снова льется жгучая, как пламя, На это имя слез моих волна. Неизгладимая зияет рана В груди его, где жил могучий дух... Скорбит весь мир, что свет его потух В неведомых глубинах океана. Но вечно ль смерть владыка - вот вопрос! Что, если вместо бесконечной тризны Из нашей скорби, наших жарких слез Взойдет заря неистребимой жизни? О, если б это, наконец, сбылось, Мой друг Макаров! Ты сошел в могилу, Но в имени твоем, в моих стихах, В бессмертной правде отыщу я силу, Чтоб быть, как ты, в передовых бойцах. Луна неясно светит, и спокоен Полночный час, во мрак вперил я взор. Мне кажется, вон там, бесстрашный воин, Ты отражаешь бешеный напор Валов, кипящих яростью кровавой. Твой гордый дух - бессмертия залог. Да, умер ты, но умереть не мог. Да, ты погиб, но победил со славой! Утихни, ураган! Прибой, молчи! Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи, Не наносите яростных ударов! Замрите со склоненной головой! Пусть в тишине мой голос огневой Вас к скорби призовет: погиб Макаров! В морской пучине, там, где вал кипит, Защитник Порт-Артура ныне спит.