Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Гамлет, принц датский, (пер. Б. Пастернак)

 
 

АКТ II
Сцена первая

Эльсинор. Комната в доме Полония. Входят Полоний и Рейнальдо. Полоний Вот деньги и письмо к нему, Рейнальдо. Рейнальдо Вручу, милорд. Полоний Да было б хорошо До вашего свидания, голубчик, Разнюхать там, как он себя ведет. Рейнальдо Я это сам хотел, милорд. Полоний Похвально. Весьма похвально. Видите, дружок, Сперва спросите про датчан в Париже, Со средствами ль, кто родом, где стоят И в дружбе с кем, и если б вдруг открылось, Что сына знают, от обиняков Переходите прямо в наступленье, Не подавая вида. Например, Скажите тоном дальнего знакомства: "Я знал его друзей, встречал отца, Знаком отчасти и с самим". Понятно? Рейнальдо Вполне, милорд. Полоний "Отчасти и с самим. Хотя, – спешите вставить, – очень мало. Но если это тот же шалопай, То так и так". И врите, как на мертвых, Про что угодно, кроме сумасбродств, Вредящих чести. Это бог избави. Про все же разновидности проказ, Сопутствующих росту и свободе, - Пожалуйста! Рейнальдо К примеру, про игру? Полоний Пожалуйста. Про пьянство, драки, ругань И дебоширство, даже и про то. Рейнальдо Милорд, не повредило б это чести! Полоний Зачем? Все дело – соус, как подать. Не обвиняйте в чем-нибудь чрезмерном, Что было б грубой крайностью. Зачем? Наоборот, вы так представьте дело, Чтоб промахи его приобрели Налет огня, оттенок своеволья И вид ребяческого озорства, Простительные всем. Рейнальдо Но я осмелюсь… Полоний Спросить, к чему все это? Рейнальдо Да, милорд. К чему все это? Полоний Вот мои расчеты. Такие речи бьют наверняка. Когда вы вскользь запачкаете сына, Как за работой мажут рукава, Ваш собеседник тотчас согласится И, если тоже замечал за ним Подобные проделки, непременно Прервет вас, скажем, на такой манер: «Сэр», скажет он, иль «друг мой», или «сударь», Смотря по званью, и откуда сам, И как воспитан. Рейнальдо Совершенно верно. Полоний И вот тогда, тогда-то вот, тогда… Что это я хотел сказать? Клянусь святым причастием, Я что-то хотел сказать. На чем я остановился? Рейнальдо На «он прервет вас, скажем…» Полоний Да, прервет. Ага, прервет, прервет… "Да, – скажет он, - Я знаю молодого человека. Он был вчера или позавчера С таким-то и таким-то там и там-то. Играли в мяч, он был порядком пьян И кончил дракой". Или: "Я свидетель, Как ходит он в один зазорный дом И предается буйству", и так дале. На удочку насаживайте ложь И подцепляйте правду на приманку. Так все мы, люди дальнего ума, Издалека, обходом, стороною С кривых путей выходим на прямой. Рекомендую с сыном тот же способ. Ну, поняли? Понятно? Рейнальдо Да, милорд. Полоний Желаю здравствовать. Рейнальдо Милорд мой добрый! Полоний Пускай не замечает, что следят. Рейнальдо О нет, милорд. Полоний И музыки уроки Пускай берет. Рейнальдо Понятно. Полоний Добрый путь! Рейнальдо уходит. Входит Офелия. Офелия! Что скажешь? Офелия Боже правый! Я вся дрожу от страха! Полоний Отчего? Господь с тобой! Офелия Я шила. Входит Гамлет, Без шляпы, безрукавка пополам, Чулки до пяток, в пятнах, без подвязок, Трясется так, что слышно, как стучит Коленка о коленку, так растерян, Как будто был в аду и прибежал Порассказать об ужасах геенны. Полоний От страсти обезумел? Офелия Не скажу, Но опасаюсь. Полоний Что же говорит он? Офелия Он сжал мне кисть и отступил на шаг, Руки не разжимая, а другую Поднес к глазам и стал из-под нее Рассматривать меня, как рисовальщик. Он долго изучал меня в упор, Тряхнул рукою, трижды поклонился И так вздохнул из глубины души, Как будто бы он испустил пред смертью Последний вздох. А несколько спустя Разжал ладонь, освободил мне руку И прочь пошел, смотря через плечо. Он шел, не глядя пред собой, и вышел, Назад оглядываясь, через дверь, Глаза все время на меня уставив. Полоний Пойдем со мной, отыщем короля. Здесь явный взрыв любовного безумья, В неистовствах которого подчас Доходят до отчаянных решений. Но таковы все страсти под луной, Играющие нами. Очень жалко! Ты не была с ним эти дни резка? Офелия Нет, кажется, но, помня наставленье, Не принимала больше ни его, Ни писем от него. Полоний Вот он и спятил! Жаль, что судил о нем я сгоряча. Я полагал, что Гамлет легкомыслен. По-видимому, я перемудрил. Но, видит бог, излишняя забота - Такое же проклятье стариков, Как беззаботность – горе молодежи. Идем и все расскажем королю. В иных делах стыдливость и молчанье Вреднее откровенного признанья. Идем.