Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Гамлет, принц датский, (пер. Б. Пастернак)

 
 

Сцена третья

Там же. Комната в доме Полония. Входят Лаэрт и Офелия. Лаэрт Мешки на корабле. Прощай, сестра. Пообещай не упускать оказий И при попутном ветре не ленись И вести шли. Офелия Не сомневайся в этом, Лаэрт А Гамлета ухаживанья – вздор. Считай их блажью, шалостями крови, Фиалкою, расцветшей в холода, Недолго радующей, обреченной, Благоуханьем мига и того Не более. Офелия Не более? Лаэрт Не боле. Рост жизни не в одном развитье мышц. По мере роста тела в нем, как в храме, Растет служенье духа и ума. Пусть любит он сейчас без задних мыслей, Ничем еще не запятнавши чувств. Подумай, кто он, и проникнись страхом. По званью он себе не господин. Он сам в плену у своего рожденья. Не вправе он, как всякий человек, Стремиться к счастью. От его поступков Зависит благоденствие страны. Он ничего не выбирает в жизни, А слушается выбора других И соблюдает пользу государства. Поэтому пойми, каким огнем Играешь ты, терпя его признанья, И сколько примешь горя и стыда, Когда ему поддашься и уступишь. Страшись, сестра; Офелия, страшись, Остерегайся, как чумы, влеченья, На выстрел от взаимности беги. Уже и то нескромно, если месяц На девушку засмотрится в окно. Оклеветать нетрудно добродетель. Червь бьет всего прожорливей ростки, Когда на них еще не вскрылись почки, И ранним утром жизни, по росе, Особенно прилипчивы болезни. Пока наш нрав не искушен и юн, Застенчивость – наш лучший опекун. Офелия Я смысл ученья твоего поставлю Хранителем души. Но, милый брат, Не поступай со мной, как лживый пастырь, Который хвалит нам тернистый путь На небеса, а сам, вразрез советам, Повесничает на стезях греха И не краснеет. Лаэрт За меня не бойся. Но что ж я медлю? Вот и наш отец. Входит Полоний. Вдвойне благословиться – дважды благо. Опять проститься новый случай нам. Полоний Все тут, Лаэрт? В путь, в путь! Стыдился б, право! Уж ветер выгнул плечи парусов, А сам ты где? Стань под благословенье И заруби-ка вот что на носу: Заветным мыслям не давай огласки, Несообразным – ходу не давай. Будь прост с людьми, но не запанибрата, Проверенных и лучших из друзей Приковывай стальными обручами, Но до мозолей рук не натирай Пожатьями со встречными. Старайся Беречься драк, а сцепишься – берись За дело так, чтоб береглись другие. Всех слушай, но беседуй редко с кем. Терпи их суд и прячь свои сужденья. Рядись, во что позволит кошелек, Но не франти – богато, но без вычур. По платью познается человек, Во Франции ж на этот счет средь знати Особенно хороший глаз. Смотри Не занимай и не ссужай. Ссужая, Лишаемся мы денег и друзей, А займы притупляют бережливость. Всего превыше: верен будь себе. Тогда, как утро следует за ночью, Последует за этим верность всем. Прощай, запомни все и собирайся. Лаэрт Почтительно откланяться осмелюсь. Полоний Давно уж время. Слуги заждались. Лаэрт Прощай, Офелия, и твердо помни, О чем шла речь. Офелия Замкну в душе, а ключ Возьми с собой. Лаэрт Счастливо оставаться! Уходит. Полоний О чем шла речь, Офелия, у вас? Офелия Предмет – принц Гамлет, если вам угодно. Полоний Ах, вот как? Это кстати. Я слыхал, Он очень зачастил к тебе как будто? А также избалован, говорят, Твоим вниманьем? Если это правда - А так передавали мне как раз, Чтоб остеречь меня, – сказать я должен - Ведешь себя ты далеко не так, Как спросится с твоей дочерней чести. Что между вами? Только не хитри. Офелия Со мной не раз он в нежности пускался В залог сердечной дружбы. Полоний Каково! В залог сердечной дружбы! Что ты смыслишь В таких вещах! А как ты отнеслась К его, как ты их назвала, залогам? Офелия Не знаю я, что думать мне о них. Полоний Так вот, я научу: во-первых, думай, Что ты – дитя, принявши их всерьез, И требуй впредь залогов подороже. А то, сведя все это в каламбур, Под свой залог останешься ты в дурах. Офелия Отец, он предлагал свою любовь С учтивостью. Полоний С учтивостью! Подумай! Офелия И в подтвержденье слов своих всегда Мне клялся чуть ли не святыми всеми. Полоний Силки для птиц! Пока играла кровь, И я на клятвы не скупился, помню. Нет, эти вспышки не дают тепла, Слепят на миг и гаснут в обещанье. Не принимай их, дочка, за огонь. Будь поскупей на будущее время. Пускай твоей беседой дорожат. Не торопись навстречу, только кликнут. А Гамлету верь только в том одном, Что молод он и меньше в повеленье Стеснен, чем ты; точней – совсем не верь. А клятвам и подавно. Клятвы – лгуньи. Не то они, чем кажутся извне. Они, как опытные надувалы, Нарочно дышат кротостью святош, Чтоб обойти тем легче. Повторяю, Я не хочу, чтоб на тебя вперед Бросали тень хотя бы на минуту Беседы с принцем Гамлетом. Ступай. Смотри не забывай! Офелия Я повинуюсь. Уходит.