Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Гамлет, принц датский, (пер. Б. Пастернак)

 
 

AKT I
Сцена первая

Эльсинор. Площадка перед замком. Полночь. Франциско на своем посту. Часы бьют двенадцать. К нему подходит Бернардо. Бернардо Кто здесь? Франциско Нет, сам ты кто, сначала отвечай. Бернардо Да здравствует король! Франциско Бернардо? Бернардо Он. Франциско Вы позаботились прийти в свой час. Бернардо Двенадцать бьет; поди поспи, Франциско. Франциско Спасибо, что сменили: я озяб, И на сердце тоска. Бернардо Как в карауле? Франциско Все, как мышь, притихло. Бернардо Ну, доброй ночи. А встретятся Гораций и Марцелл, Подсменные мои, – поторопите. Франциско Послушать, не они ли. – Кто идет? Входят Горацио и Марцелл. Горацио Друзья страны. Марцелл И слуги короля. Франциско Прощайте. Марцелл До свиданья, старина. Кто вас сменил? Франциско Бернардо на посту. Прощайте. Уходит. Марцелл Эй! Бернардо! Бернардо Вот так так! Гораций здесь! Горацио Да, в некотором роде. Бернардо Гораций, здравствуй; здравствуй, друг Марцелл Марцелл Ну как, являлась нынче эта странность? Бернардо Пока не видел. Марцелл Горацио считает это все Игрой воображенья и не верит В наш призрак, дважды виденный подряд. Вот я и предложил ему побыть На страже с нами нынешнею ночью И, если дух покажется опять, Проверить это и заговорить с ним. Горацио Да, так он вам и явится! Бернардо Присядем, И разрешите штурмовать ваш слух, Столь укрепленный против нас, рассказом О виденном. Горацио Извольте, я сажусь. Послушаем, что скажет нам Бернардо. Бернардо Минувшей ночью, Когда звезда, что западней Полярной, Перенесла лучи в ту часть небес, Где и сейчас сияет, я с Марцеллом, Лишь било час… Входит Призрак Марцелл Молчи! Замри! Гляди, вот он опять. Бернардо Осанкой – вылитый король покойный. Марцелл Ты сведущ – обратись к нему, Гораций. Бернардо Ну что, напоминает короля? Горацио Да как еще! Я в страхе и смятенье! Бернардо Он ждет вопроса. Марцелл Спрашивай, Гораций. Горацио Кто ты, без права в этот час ночной Принявший вид, каким блистал, бывало, Похороненный Дании монарх? Я небом заклинаю, отвечай мне! Марцелл Он оскорбился. Бернардо И уходит прочь. Горацио Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю! Призрак уходит Марцелл Ушел и говорить не пожелал. Бернардо Ну что, Гораций? Полно трепетать. Одна ли тут игра воображенья? Как ваше мненье? Горацио Богом поклянусь: Я б не признал, когда б не очевидность! Марцелл А с королем как схож! Горацио Как ты с собой. И в тех же латах, как в бою с норвежцем, И так же хмур, как в незабвенный день, Когда при ссоре с выборными Польши Он из саней их вывалил на лед. Невероятно! Марцелл В такой же час таким же важным шагом Прошел вчера он дважды мимо нас. Горацио Подробностей разгадки я не знаю, Но в общем, вероятно, это знак Грозящих государству потрясений. Марцелл Постойте. Сядем. Кто мне объяснит, К чему такая строгость караулов, Стесняющая граждан по ночам? Чем вызвана отливка медных пушек, И ввоз оружья из-за рубежа, И корабельных плотников вербовка, Усердных в будни и в воскресный день? Что кроется за этою горячкой, Потребовавшей ночь в подмогу дню? Кто объяснит мне это? Горацио Постараюсь. По крайней мере слух таков. Король, Чей образ только что предстал пред нами, Как вам известно, вызван был на бой Властителем норвежцев Фортинбрасом. В бою осилил храбрый Гамлет наш, Таким и слывший в просвещенном мире. Противник пал. Имелся договор, Скрепленный с соблюденьем правил чести, Что вместе с жизнью должен Фортинбрас Оставить победителю и земли, В обмен на что и с нашей стороны Пошли в залог обширные владенья, И ими завладел бы Фортинбрас, Возьми он верх. По тем же основаньям Его земля по названной статье Вся Гамлету досталась. Дальше вот что. Его наследник, младший Фортинбрас, В избытке прирожденного задора Набрал по всей Норвегии отряд За хлеб готовых в бой головорезов. Приготовлений видимая цель, Как это подтверждают донесенья, - Насильственно, с оружием в руках, Отбить отцом утраченные земли. Вот тут-то, полагаю, и лежит Важнейшая причина наших сборов, Источник беспокойства и предлог К сумятице и сутолоке в крае. Бернардо Я думаю, что так оно и есть. Не зря обходит в латах караулы Зловещий призрак, схожий с королем, Который был и есть тех войн виновник. Горацио Он как сучок в глазу души моей! В года расцвета Рима, в дни побед, Пред тем как властный Юлий пал, могилы Стояли без жильцов, а мертвецы На улицах невнятицу мололи. В огне комет кровавилась роса, На солнце пятна появлялись; месяц, На чьем влиянье зиждет власть Нептун, Был болен тьмой, как в светопреставленье, Такую же толпу дурных примет, Как бы бегущих впереди событья, Подобно наспех высланным гонцам, Земля и небо вместе посылают В широты наши нашим землякам. Призрак возвращается Но тише! Вот ой вновь! Остановлю Любой ценой. Ни с места, наважденье! О, если только речь тебе дана, Откройся мне! Быть может, надо милость сотворить Тебе за упокой и нам во благо, Откройся мне! Быть может, ты проник в судьбу страны И отвратить ее еще не поздно, Откройся! Быть может, ты при жизни закопал Сокровище, неправдой нажитое, - Вас, духов, манят клады, говорят, - Откройся! Стой! Откройся мне! Поет петух. Марцелл, Держи его! Марцелл Ударить алебардой? Горацио Бей, если увернется. Бернардо Вот он! Горацио Вот! Призрак уходит. Марцелл Ушел! Мы раздражаем царственную тень Открытым проявлением насилья. Ведь призрак, словно пар, неуязвим, И с ним бороться глупо и бесцельно. Бернардо Он отозвался б, но запел петух. Горацио И тут он вздрогнул, точно провинился И отвечать боится. Я слыхал, Петух, трубач зари, своею глоткой Пронзительною будит ото сна Дневного бога. При его сигнале, Где б ни блуждал скиталец-дух: в огне, На воздухе, на суше или в море, Он вмиг спешит домой. И только что Мы этому имели подтвержденье. Марцелл Он стал тускнеть при пенье петуха. Поверье есть, что каждый год, зимою, Пред праздником Христова рождества, Ночь напролет поет дневная птица. Тогда, по слухам, духи не шалят, Все тихо ночью, не вредят планеты И пропадают чары ведьм и фей, Так благодатно и священно время. Горацио Слыхал и я, и тоже частью верю. Но вот и утро в розовом плаще Росу пригорков топчет на востоке. Пора снимать дозор. И мой совет: Поставим принца Гамлета в известность О виденном. Ручаюсь жизнью, дух, Немой при нас, прервет пред ним молчанье. Ну как, друзья, по-вашему? Сказать, Как долг любви и преданность внушают? Марцелл По-моему, сказать. Да и к тому ж Я знаю, где найти его сегодня. Уходят.