Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Шекспир. Гамлет, принц датский, (пер. Б. Пастернак)

 
 

Сцена третья

Там же. Зал в замке. Входят Гамлет и несколько актеров. Гамлет.Говорите, пожалуйста, роль, как я показывал: легко и без запинки. Если же вы собираетесь ее горланить, как большинство из вас, лучше было бы отдать ее городскому глашатаю. Кроме того, не пилите воздух этак вот руками, но всем пользуйтесь в меру. Даже в потоке, буре и, скажем, урагане страсти учитесь сдержанности, которая придает всему стройность. Как не возмущаться, когда здоровенный детина в саженном парике рвет перед вами страсть в куски и клочья, к восторгу стоячих мест, где ни о чем, кроме немых пантомим и простою шума, не имеют понятия. Я бы отдал высечь такого молодчика за одну мысль переиродить Ирода. Это уж какое-то сверхсатанинство. Избегайте этого. Первый актер.Будьте покойны, ваша светлость. Гамлет.Однако и без лишней скованности, но во всем слушайтесь внутреннего голоса. Двигайтесь в согласии с диалогом, говорите, следуя движениям, с тою только оговоркой, чтобы это не выходило из границ естественности. Каждое нарушение меры отступает от назначения театра, цель которого во все времена была и будет: держать, так сказать, зеркало перед природой, показывать доблести ее истинное лицо и ее истинное – низости, и каждому веку истории – его неприкрашенный облик. Если тут перестараться или недоусердствовать, несведущие будут смеяться, но знаток опечалится, а суд последнего, с вашего позволения, должен для вас перевешивать целый театр, полный первых. Мне попадались актеры, и среди них прославленные, и даже до небес, которые, не во гнев им будь сказано, голосом и манерами не были похожи ни на крещеных, ни на нехристей, ни да кого бы то ни было на свете. Они так двигались и завывали, что брало удивление, какой из поденщиков природы смастерил человека так неумело, – такими чудовищными выходили люди в их изображении. Первый актер.Надеюсь, у себя, принц, мы эти крайности несколько устранили. Гамлет.Устраните совершенно. А играющим дураков запретите говорить больше, чем для них написано. Некоторые доходят до того, что хохочут сами для увеселения худшей части публики в какой-нибудь момент, существенный для хода пьесы. Это недопустимо и показывает, какое дешевое самолюбие у таких шутников. Подите приготовьтесь. Актеры уходят. Входят Полоний, Розенкранц и Гильденстерн Ну как, милорд, желает ли король посмотреть эту пьесу? Полоний.И королева тоже, и как можно скорее. Гамлет.Велите актерам поторопиться. Полонийуходит. Вы б не пошли вдвоем поторопить их? Розенкранци Гильденстерн. Немедленно, милорд. Розенкранц и Гильденстерн уходят Гамлет Горацио! Входит Горацио. Горацио Здесь, принц, к услугам вашим. Гамлет Горацио, ты изо всех людей, Каких я знаю, самый настоящий. Горацио О, что вы, принц! Гамлет Не думай, я не льщу. Зачем мне льстить, когда твое богатство И стол и кров – один веселый нрав? Нужде не льстят. Подлизам предоставим Умильничать в передних богачей. Пусть гнут колени там, где раболепье Приносит прибыль. Слушай-ка. С тех пор Как для меня законом стало сердце И в людях разбирается, оно Отметило тебя. Ты знал страданья, Не подавая виду, что страдал. Ты сносишь все и равно благодарен Судьбе за гнев и милости. Блажен, В ком кровь и ум такого же состава. Он не рожок под пальцами судьбы, Чтоб петь, что та захочет. Кто не в рабстве У собственных страстей? Найди его, Я в сердце заключу его с тобою, В святилище души. Но погоди. Сейчас мы королю сыграем пьесу. Я говорил тебе про смерть отца. Там будет случай, схожий с этой смертью. Когда начнется этот эпизод, Будь добр, смотри на дядю не мигая. Он либо выдаст чем-нибудь себя При виде сцены, либо этот призрак Был демон зла, а в мыслях у меня Такой же чад, как в кузнице Вулкана. Итак, будь добр, гляди во все глаза. Вопьюсь и я, а после сопоставим Итоги наблюдений. Горацио По рукам. А если вор уйдет неуличенным, Я штраф плачу за скрытье воровства. Гамлет Они идут. Я вновь больным прикинусь. Займем места. Датский марш. Трубы. Входят король, королева. Полоний, Офелия, Розенкранц, Гильденстерн и другие чины свиты со стражей, несущей факелы. Король.Как здравствует принц крови нашей, Гамлет? Гамлет.Верите ли – превосходно. По-хамелеонски. Питаюсь воздухом, начиненным обещаниями. Так не откармливают и каплунов. Король.Это ответ без связи, Гамлет. Он ко мне не относится. Гамлет.А ко мне и подавно. (Полонию)Милорд, вы играли на сцене в бытность свою в университете, не правда ли? Полоний.Играл, милорд, и считался хорошим актером. Гамлет.Кого же вы играли? Полоний.Я играл Юлия Цезаря. Меня убивали в Капитолии. Брут убил меня. Гамлет.С его стороны было брутально убивать такого капитального теленка. – Готовы актеры? Розенкранц.Да, милорд. Они ждут вашего приказания. Королева.Поди сюда, милый Гамлет, сядь рядом. Гамлет.Нет, матушка, тут магнит попритягательней. Полоний(вполголоса королю).Ого, слыхали? Гамлет.Леди, можно к вам на колени? (Растягивается у ног Офелии.) Офелия.Нет, милорд. Гамлет.То есть виноват: можно голову к вам на колени? Офелия.Да, милорд. Гамлет.А вы уж решили – какое-нибудь неприличие? Офелия.Ничего я не решила, милорд. Гамлет.А ведь это чудная мысль – лежать у ног девушки! Офелия.Что такое, милорд? Гамлет.Ничего. Офелия.Принц, вы сегодня в ударе. Гамлет.Кто, я? Офелия.Да, милорд. Гамлет.Господи, ради вас я и колесом пройдусь! Впрочем, что и остается, как не веселиться? Взгляни же, какой радостный вид у моей матери, а всего два часа, как умер мой отец. Офелия.Нет, принц, полных дважды два месяца. Гамлет.Как! Так много? Ну, тогда к дьяволу траур! Буду ходить в соболях. Силы, небесные! Умер назад два месяца и все еще не забыт! Тогда есть надежда, что память о великом человеке переживет его на полгода. Но только пусть жертвует на построение храмов, а то никто не вспомнит о нем, как о деревянной лошадке, у которой на могиле надпись: "Где ноги, где копыта. Заброшена, забыта". Играют гобои. Начинается пантомима. Входят участвующие в пантомиме король и королева. Они проявляют нежность друг к другу. Королева обнимает короля, а он ее. Она становится на колени перед ним с изъявлениями преданности. Он поднимает ее и кладет ей на плечо голову. Потом ложится в цветнике на дерн. Видя, что он уснул, она уходит. Тогда входит отравитель, снимает с него корону, целует ее, вливает в ухо короля яд и уходит. Возвращается королева, видит, что король мертв, и жестами выражает отчаяние. Снова входит отравитель с двумя или тремя похоронными служителям и, давая понять, что разделяет ее горе. Труп уносят. Отравитель подарками добивается благосклонности королевы. Вначале она с негодованием отвергает его любовь, но под конец смягчается. Уходят. Офелия.Что это означает, принц? Гамлет.«Змея подколодная», а означает темное дело. Офелия.Наверное, пантомима выражает содержание предстоящей пьесы? Входит Пролог. Гамлет.Сейчас мы все узнаем от этого малого. Актеры не умеют хранить тайн и все выбалтывают. Офелия.Он объяснит значение показанной вещи? Гамлет.Да, и любой вещи, которую вы ему покажете. Не стыдитесь только показывать, а он без стыда будет объяснять, что это значит. Офелия.Вы злюка, вы злюка! Я буду смотреть пьесу. Пролог Пред нашим представленьем Мы просим со смиреньем Нас выслушать с терпеньем. Гамлет.Что это, пролог или надпись на колечке? Офелия.Действительно, коротковато, милорд. Гамлет.Как женская любовь. Входят два актера, изображающие короля и королеву. Король на сцене В тридцатый раз на конях четверней Объехал Феб моря и мир земной, И тридцать дюжин лун вокруг земли Двенадцать раз по тридцать раз прошли, С тех пор как нам сближает все тесней Любовь – сердца, а руки – Гименей. Королева на сцене Еще раз столько солнце и луна Могли б пройти, пока любовь сильна. Но горе мне – годам наперекор Болезнен вид ваш с некоторых пор. Однако опасаться вам, дружок, Нет надобности ни на волосок. Страшится или любит женский пол - В нем все без меры, всюду пересол. Моей любви изведали вы вкус, Люблю я слепо, слепо и страшусь. Где чувство в силе, страшно пустяка; Где много любят, малость велика. Король на сцене Душа моя, прощанья близок час. К концу подходит сил моих запас. А ты и дальше в славе и любви Существованья радостью живи. Другой супруг, как знать… Королева на сцене Не суесловь. Предательством была бы та любовь. Убей меня за новым мужем гром! Кровь первого да будет на втором! Гамлет(в сторону) Полынь, полынь! Королева на сцене Не по любви вступают в новый брак. Расчет и жадность – вот его рычаг. Король на сцене Мне верится, вы искренни во всем. Но не всегда стоим мы на своем. Решимость наша – памяти раба: Сильна до службы, в выслуге слаба. Что держится, как недозрелый плод, Отвалится, лишь только в сок войдет. Чтоб жить, должны мы клятвы забывать, Которые торопимся давать. У каждой страсти собственная цель, Но ей конец, когда проходит хмель. Печаль и радость в дикости причуд Сметают сами, что произведут. Печали жалок радости предмет, А радости до горя дела нет. Итак, когда все временно и тлен, То как любви уйти от перемен? Кто вертит кем, еще вопрос большой: Судьба любовью иль любовь судьбой? Ты в силе – и друзей хоть отбавляй, Ты в горе – и приятели прощай. Но кончу тем, откуда начал речь: Не может жизнь по нашей воле течь. Мы, может статься, лучшего хотим, Но ход событий не предвосхитим. Так и боязнь второго сватовства Жива у вас до первого вдовства. Королева на сцене Померкни свет, погибни урожай! И день и ночь покою я не знай! Отчаянье заволоки мой взор! Будь жизнью мне отшельницы затвор! Недобрый вихрь развей в небытии Мои надежды и мечты мои! Малейший шаг ввергай меня в беду, Когда, вдова, я замуж вновь пойду! Гамлет А ну как обманет? Король на сцене Зарок – не шутка. Но оставь меня. Я утомился сутолокой дня И отдохну немного. Засыпает. Королева на сцене Выспись всласть, И да минует в жизни нас напасть. Уходит. Гамлет.Сударыня, как вам нравится пьеса? Королева.По-моему, леди слишком много обещает. Гамлет.О, но она сдержит слово! Король.Вы знаете содержание? В нем нет ничего предосудительного? Гамлет.Нет, нет. Все это в шутку, отравление в шутку. Ровно ничего предосудительного. Король.Как название пьесы? Гамлет.«Мышеловка». Но в каком смысле? В фигуральном. Пьеса изображает убийство, совершенное в Вене. Имя герцога – Гонзаго. Его жена – Баптиста. Вы сейчас увидите. Это препакостнейшая проделка. Но нам-то что до того? Вашего величества и нас, с нашей чистой совестью, это не касается. Пусть кляча лягается, если у нее зашиблены задние ноги. Наши кости в порядке. Входит Луциан. Это некто Луциан, племянник короля. Офелия.Вы хорошо заменяете хор, милорд. Гамлет.Начинай, убийца! Ну, чума ты этакая! Брось свои безбожные рожи и начинай. Ну! «Взывает к мести каркающий ворон». Луциан Рука тверда, дух черен, крепок яд, Удобен миг, ничей не видит взгляд. Теки, теки, верши свою расправу, Гекате посвященная отрава! Спеши весь вред, который в травах есть, Над этой жизнью в действие привесть! (Вливает яд в ухо спящего.) Гамлет.Он отравляет его в саду, чтобы завладеть престолом. Имя герцога – Гонзаго. История существует отдельно, образцово изложенная по-итальянски. Сейчас вы увидите, как убийца достигает любви жены Гонзаго. Офелия.Король встает! Гамлет.Испугался хлопушки? Королева.Что с его величеством? Полоний.Прекратите пьесу! Король.Посветите мне. Прочь отсюда! Все.Огня, огня, огня! Уходят все, кроме Гамлета и Горацио. Гамлет Пусть раненый олень ревет, А уцелевший скачет. Где – спят, а где – ночной обход; Кому что рок назначит. Ну-с, сэр, если бы другие виды на будущее провалились у меня к туркам, разве это, да целый лес перьев, да пара провансальских роз на башмаках не доставили бы мне места в актерской труппе? Горацио.С половинным окладом. Гамлет.Нет, с полным. Ты знаешь, дорогой Дамон, Юпитера орел Слетел с престола, и на трон Воссел простой осе… тр. Горацио.Вы могли бы и в рифму. Гамлет.О Горацио! Тысячу фунтов за каждое слово призрака! Ты заметил? Горацио.Еще бы, принц! Гамлет.Когда начали играть сцену отравления. Горацио.Я с него глаз не спускал. Гамлет.Ах, ах! А ну, а ну музыку! Ну-ка, флейтисты! Раз королю неинтересна пьеса, Нет для него в ней, значит, интереса. А ну, а ну музыку! Возвращаются Розенкранц и Гильденстерн Гильденстерн.Добрейший принц! Можно попросить вас на два слова? Гамлет.Хоть на целую историю, сэр. Гильденстерн.Король, сэр… Гамлет.Да, сэр, что с ним? Гильденстерн.Удалился к себе и чувствует себя очень скверно. Гамлет.От вина, сэр? Гильденстерн.Нет, сэр, скорее от желчи. Гамлет.Остроумней было бы сказать это его врачу. Если я пропишу ему свое слабительное, опасаюсь, как бы желчь не разлилась у него еще сильнее. Гильденстерн.Добрейший принц, введите свою речь в какие-нибудь границы и не уклоняйтесь так упорно от того, что мне поручено. Гамлет.Пожалуйста. Я весь смирение и слух. Гильденстерн.Королева, ваша матушка, в крайнем удручении послала меня к вам. Гамлет.Милости просим. Гильденстерн.Нет, добрейший принц, сейчас эти любезности ни к чему. Если вам угодно дать мне надлежащий ответ, я исполню приказание вашей матери. Если нет, я попрошу принять мои извинения и удалюсь. Гамлет.Не могу, сэр. Гильденстерн.Чего, милорд? Гамлет.Дать вам надлежащий ответ. У меня мозги не в порядке. Но какой бы ответ я вам ни дал, располагайте им, как найдете нужным. Вернее, это относится к моей матери. Итак, ни слова больше. К делу. Моя мать, говорите вы… Розенкранц.В таком случае, вот что. Ваше поведение, говорит она, повергло ее в изумление и ошеломило. Гамлет.О удивительный сын, так удивляющий свою мать! А не прилипло ли к этому удивлению чего-нибудь повещественней? Любопытно. Розенкранц.Она желает поговорить с вами у себя в комнате, прежде чем вы ляжете спать. Гамлет.Рады стараться, будь она нам хоть десять раз матерью. Чем еще можем служить вам? Розенкранц.Принц, вы когда-то любили меня. Гамлет(показывая на свои руки).Как и сейчас, клянусь этими воровскими орудиями. Розенкранц.Добрейший принц! В чем причина вашего нездоровья? Вы сами отрезаете путь к спасению, пряча свое горе от друга. Гамлет.Я нуждаюсь в служебном повышении. Розенкранц.Как это возможно, когда сам король назначил вас наследником датского престола? Гамлет.Да, сэр, но «покамест травка подрастет, лошадка с голоду умрет…» – старовата поговорка. Возвращаются музыканты с флейтами. А, флейты! Дайте мне одну на пробу. Отойдите в сторону. Что это вы все вьетесь вокруг, точно хотите загнать меня в какие-то сети? Гильденстерн.О принц, если мое участие так навязчиво, значит так безоговорочна моя любовь. Гамлет.Я что-то не понял. Ну, да все равно. Вот флейта. Сыграйте на ней что-нибудь. Гильденстерн.Принц, я не умею. Гамлет.Пожалуйста. Гильденстерн.Уверяю вас, я не умею. Гамлет.Но я прошу вас. Гильденстерн.Но я не знаю, как за это взяться, Гамлет.Это так же просто, как лгать. Перебирайте отверстия пальцами, вдувайте ртом воздух, и из нее польется нежнейшая музыка. Видите, вот клапаны. Гильденстерн.Но я не знаю, как ими пользоваться. У меня ничего не выйдет. Я не учился. Гамлет.Смотрите же, с какою грязью вы меня смешали. Вы собираетесь играть на мне. Вы приписываете себе знание моих клапанов. Вы уверены, что выжмете из меня голос моей тайны. Вы воображаете, будто все мои ноты снизу доверху вам открыты. А эта маленькая вещица нарочно приспособлена для игры, у нее чудный тон, и тем не менее вы не можете заставить ее говорить. Что ж вы думаете, со мной это легче, чем с флейтой? Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, но играть на мне нельзя. Возвращается Полоний. Благослови вас бог, сэр! Полоний.Милорд, королева желает поговорить с вами, и немедленно. Гамлет.Видите вы вон то облако в форме верблюда? Полоний.Ей-богу, вижу, и действительно, ни дать на взять верблюд. Гамлет.По-моему, оно смахивает на хорька. Полоний.Правильно: спинка хорьковая. Гамлет.Или как у кита. Полоний.Совершенно как у кита. Гамлет.Ну, так я приду сейчас к матушке. (В сторону.)Они сговорились меня с ума свести! – Я сейчас приду. Полоний.Я так и доложу. Гамлет Шутка сказать: «сейчас». – Оставьте меня, приятели. Уходят все, кроме Гамлета. Теперь пора ночного колдовства. Скрипят гроба, и дышит ад заразой. Сейчас я мог бы пить живую кровь И на дела способен, от которых Я утром отшатнусь. Нас мать звала. Без зверства, сердце! Что бы ни случилось, Души Нерона в грудь мне не вселяй. Я ей скажу без жалости всю правду Словами, ранящими, как кинжал. Но это мать родная – и рукам Я воли даже в ярости не дам, Уходит.