Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

IV.IX К Марку Лоллию, другу Мецената

Поверь, погибнуть рок не судил словам, Чт_о_ я, рожденный там, где шумит Ауфид, С досель неведомым искусством Складывал в песни под звуки лиры. Хотя Гомер и в первом ряду стоит, Но все ж поэты: Пиндар, гроза-Алкей, Степенный Стесихор, Кеосец Скорбный, - еще не забыты славой. Не стерло время песен, что пел, шутя, Анакреонт, и дышит еще любовь, И живы, вверенные струнам, Пылкие песни Лесбийской девы. Прельстясь кудрями пышными иль одежд Златою тканью, роскошью царской, слуг Числом, - из женщин не одна ведь Страстью любовной зажглась Елена. И Тевкр не первый стрелы умел пускать Из луков критских; Троя была не раз В осаде; не один сражались Идоменей и Сфенел - герои. В боях, достойных пения Муз; приял Свирепый Гектор и Деифоб лихой Не первым тяжкие удары - Кару за юношей, жен стыдливых Немало храбрых до Агамемнона На свете жило, вечный, однако, мрак Гнетет их всех, без слез, в забвеньи: Вещего не дал им рок поэта. Талант безвестный близок к бездарности, Зарытой в землю. Лоллий! Мои стихи Тебя без славы не оставят; Подвигов столько твоих не дам я Пожрать забвенью жадному без борьбы. Тебе природой ум дальновидный дан, Душою прям и тверд всегда ты В благоприятных делах и трудных; Каратель строгий жадных обманщиков - Чуждался денег, всем столь желанных, ты; Был консулом не год один лишь; Добрый надежный судья, всегда ты Превыше личной выгоды ставил честь, Людей преступных прочь отметал дары С презрением, и правосудья Меч проносил сквозь толпу густую. Не тот счастливым вправе назваться, кто Владеет многим: имя счастливца тот Носить достойней, кто умеет Вышних даяньях вкушать разумно, Привык суровой бедности гнет терпеть, Боится пуще смерти постыдных дел, Но за друзей и за отчизну Смерти навстречу пойдет без страха. Пер. Н. С. Гинцбурга