Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

III.XXVII К Галатее, собирающейся плыть через Адриатическое море

Пусть злочестных в путь поведут приметы Злые: крики сов или сук брюхатых, Пусть на них лиса, что щенилась, мчится, Или волчица; Пусть змея им путь пресечет начатый Сбоку, как стрела, устремясь, коней им Вдруг спугнет. А я, за кого тревожусь, Буду молиться; Ворон пусть, вещун, от восхода солнца С криком к ней летит перед тем, как птица, Вестница дождей, возвратится к лону Вод неподвижных. Счастливо живи, Галатея, всюду, Где тебе милей; и меня ты помни. Пусть тебе в пути не грозит вор_о_на, Дятел зловещий. Все ж смотри: спешит Орион, спускаясь С бурей, - знаю я, чего ст_о_ит темный Адрия залив, как Иапиг ясный Вред причиняет. Жены пусть врагов и их дети взрывы Ярости слепой испытают Австра, Ропот черных волн и удары бури В берег дрожащий. Смело так быку-хитрецу доверив Белое, как снег, свое тело, в страхе Море вдруг узрев и зверей, - Европа Вся побледнела. Лишь вчера цветы на лугу сбирала, Сплесть спеша венок, по обету, Нимфам, - Ныне зрит вокруг в полусвете ночи Звезды и волны. Лишь ступив ногой на стоградный остров Крит, она рекла: "О отец! Мне стало Чуждо слово "дочь" - мою честь сгубило Страсти безумье. Где была? Куда я пришла? Ведь мало Деве, павшей, раз умереть... Проступок Гнусный, слезы - явь то иль мной, невинной, Призрак бесплотный Зло играл: за дверь из слоновой кости Вырвясь, сон навел. Разве лучше было Морем долго плыть, чем в зеленом поле Рвать мне цветочки? Будь сейчас он здесь, этот бык проклятый, Я б его мечом изрубила в гневе, Я б ему рога обломала, был хоть Мил так недавно. Стыд забыв, ушла от родных Пенатов; Стад забыв, я в Орк не спешу. О, если Внемлет бог какой, - среди львов я голой Пусть бы блуждала. Раньше, чем со щек худоба лихая Сгонит красоту и добычи нежной Выпьет соки все, - я прекрасной жажду Тигров насытить. Вот отец корит, хоть далек он: "Чт_о_ ж ты Медлишь смерть избрать себе? Видишь - ясень? Можешь ты на нем удавиться, - благо Пояс с тобою. Если же в скалах, на утесах острых Смерть тебя прельстит, то свирепой буре Вверь себя. Иль ты предпочтешь - царевна - Долю наложниц? Шерсти прясть урок для хозяйки, грубой Варвара жены?.." Между тем Венера Внемлет ей, смеясь вероломно с сыном - Лук он ослабил. Всласть натешась, ей говорит: "Сдержи ты Гневный пыл и ссор избегай горячих - Даст тебе рога ненавистный бык твой, Даст изломать их. Ты не знаешь: бог необорный - муж твой, Сам Юпитер. Брось же роптать, великий Жребий несть учись: ты ведь части света Имя даруешь". Пер. Н. С. Гинцбурга