Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

III.XI К Меркурию и лире

О Меркурий-бог! Амфион искусный, Обучен тобой, воздвигал ведь стены Песней! Лира, ты семиструнным звоном Слух услаждаешь! Ты беззвучна встарь, нелюбима, - ныне Всем мила: пирам богачей и храмам!.. Дайте ж песен мне, чтоб упрямой Лиды Слух преклонил я, Словно средь лугов кобылице юной, Любо ей сказать; не дает коснуться; Брак ей чужд; она холодна поныне К дерзости мужа. Тигров ты, леса за собою властна Влечь и быстрых рек замедлять теченье; Ласкам ведь твоим и привратник ада, Грозный, поддался Цербер-пес, хотя над его главою Сотня страшных змей, угрожая, вьется; Смрадный дух и гной треязычной пастью Он извергает. Вняв тебе, средь мук Иксион и Титий Вдруг смеяться стал; без воды стояли Урны в час, когда ты ласкала песней Дщерей Даная. Слышит Лида пусть о злодейках-девах, Столь известных, пусть об их каре слышит! Вечно вон вода из бездонной бочки Льется, хоть поздно. Все ж виновных ждет и в аду возмездье. Так безбожно (что их греха ужасней?), Так безбожно всех женихов убили Острым железом! Брачных свеч была лишь одна достойна. Доблестно отца, что нарушил клятву, Дева ввесть в обман приняла решенье, Славная вечно. "Встань, - она рекла жениху младому, - Встань, чтоб вечный сон не постиг, откуда Ты не ждешь. Беги от сестер-злодеек, Скройся от тестя! Словно львицы, вдруг на ягнят напавши, Так мужей своих они все терзают; Мягче их - тебя не убью, не стану Дверь запирать я. Пусть за то, что я пощадила мужа, Злой отец меня закует хоть в цепи; Взяв на судно, пусть отвезет в пустыню, В край Нумидийский. Ты ж иди, куда тебя ноги ль, ветры ль Будут мчать: шлют ночь и Венера помощь. В добрый час... А мне над могилой вырежь Надпись на память..." Пер. Н. С. Гинцбурга