Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

III.IV К музе Каллиопе

Сойди же с неба, о Каллиопа, дай, Царица Муз, мне долгую песнь - пускай То флейты ль звук, иль голос звонкий, Дивные ль струны кифары Феба, Вы слышите? Иль сладко безумье так Прельщает слух и зренье мое?.. Брожу Священной рощей, мнится: тихо Веют зефиры, ручьи струятся. На Вольтур часто мальчиком я ходил. Когда вдали от грани родных полей, Устав резвиться, раз заснул я, Свежей листвою меня прикрыли Голубки. Дивом вкруг то казалось всем, - Чьи гнезда полнят высь Акерунтии, Бантин тенистые дубравы, Тучные пашни низин Форента, - Что невредимым спал я средь черных змей, Среди медведей, лавром священным скрыт И миртовых ветвей листвою, Мальчик бесстрашный, храним богами. Я ваш, Камены, ваш, на вершины ль гор Взойду Сабинских, хладной Пренесты ль высь Меня приманит, Тибур горный, Бай ли прозрачный и чистый воздух. И друга ваших плясок у светлых вод - Ни дуб проклятый, пав, не сгубил меня, Ни пораженье при Филиппах, Мыс Палинуp в Сицилийском море. Пока со мной вы, смело пущусь я в путь: Средь волн Босфора бешеных буду, плыть, На Ассирийском побережье Странником в жгучих песках скитаться. Узрю пришельцам грозный британцев край, Конканов племя, пьющее кровь коней; Узрю я невредимо дальний Дон и носящих колчаны скифов. Едва успеет Цезарь великий вновь, В бою уставших, воинов в град вернуть, Труды военные закончив, В гроте у вас он находит отдых. Вы кротость в мысли льете ему и, влив, - Благие, - рады. Знаем мы, как толпу Титанов страшных, нечестивых, Молнии ринув, сразил Юпитер. Смиряет землю твердою он, морей Волненье, грады, мрачный подземный край; Богами и толпами смертных Правит один справедливой властью. Ему внушило страх поколенье то Младое, силой гордое рук своих, И братья, на Олимп тенистый Гору взвалить Пелион пытаясь. Но что Тифей и мощный Мимант могли Иль грозный видом Порфирион свершить, И Рет и Энкелад, метавший Груды исторгнутых с корнем вязов, - Когда Паллада мощный простерла щит Навстречу дерзким, пылкий Вулкан стоял Вот здесь, а там Юнона-матерь, Бог Аполлон, неразлучный с луком; Кудрям дав волю, моет их влагой он Кастальской чистой; любит он в рощах жить Ликийских иль в лесу родимом, В храме на Делосе, иль в Патарах. Коль разум чужд ей, сила гнетет себя, С умом же силу боги возносят ввысь; Они же ненавидят сильных, В сердце к делам беззаконным склонных. Что это правда, могут примером быть Гиант сторукий иль Орион: за то, Что тщился обольстить Диану, Был укрощен он стрелою Девы. Земля страдает, чудищ своих сокрыв; Скорбит, что дети ввергнуты в бледный Орк Стрелами молний; пламень Этны Быстрый горы сокрушить не может. И вечно коршун Тития печень жрет За невоздержность, сидя на нем как страж, И Пирифоя, женолюбца, Триста цепей в преисподней держат. Пер. Н. С. Гинцбурга