Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

II.XIII Кто в день тяжелый, древо, садил тебя...

Кто в день тяжелый, древо, садил тебя И посадив, рукою преступною Взрастил потомкам на погибель И на позорище всей округе, - Сломил тот, видно, шею родителя И в час ночной Пенатов святилище Залил невинной кровью гостя; Изготовлял он и яд колхидский, И делал все, что только есть низкого, Раз им в моих пределах посажено Ты, древо гадкое, чтоб рухнуть Так, без причин, на главу владельца. Предусмотреть не может никто из нас, Чего беречься должен он в каждый миг, Моряк-пуниец лишь Босфора Трусит, других тайных бед не чуя. А воин - стрел и парфов отбега вспять, Цепей же - парфы и римской доблести. Меж тем нежданная погибель Схитила многих и многих схитит. Я Прозерпины царство суровое Чуть не узрел, Эака, что суд творит, И край, блаженным отведенный... Там на лесбийской играя лире, На безразличье дев Сафо плачется, Но ты, Алкей, ты с плектром из золота, Поешь звончей тяготы моря, Бегства тяготы, тяготы брани. Обоим вам в священном молчании Дивятся тени, с большею жадностью Внимает все ж толпа густая Песнь про бои, про царей сверженье. Что дива в том, коль уши стоглавый пес Забыл под эту песнь настораживать, И жалами не водят змеи, Что в волосах Евменид таятся, Коль Прометей и с ним отец Пелопа Забвенье муки в звуках тех черпают, И Орион на боязливых Рысей и львов не ведет охоты?