Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Квинт Гораций Флакк

 
 

I.XXVIII К тени Архиты, философа и математика из Тарента

Моря, земли и песков измеритель несчетных, Архита, Скудные ныне тебя покрывают Горсти ничтожного праха у брега Матинского мыса, Пользы тебе никакой не приносит То, что эфира обитель исследовал ты и все небо Мыслью об_е_гал, на смерть обреченный. Пал и Пелопа отец, хоть и был сотрапезник бессмертных, Умер Тифон, к небесам вознесенный, Умер Минос, посвященный Юпитером в тайны; владеет Орк Пантоидом, вернувшимся в Тартар, Хоть доказал он щитом, снятым в Герином храме, что жил он В пору Троянской войны, утверждая, Будто лишь кожа да жилы подвластны безжалостной смерти. Сам же он был знатоком не последним Истин, сокрытых в природе, по-твоему. Но по дороге К Ночи уходим мы все и к могиле. Фурии многих дают на потеху свирепому Марсу, Губит пловцов ненасытное море, Старых и юных гробы теснятся везде: Прозерпина Злая ничьей головы не минует. Так и меня потопил в Иллирийских волнах буреносный Нот, Ориона сходящего спутник. О мореплаватель, ты мне песку хоть летучею гордостью Кости прикрой и главу, не скупися: Я ведь могилы лишен. За это пускай все угрозы Евр от Гесперии волн направляет К рощам Венуэйи, ты ж невредим оставайся: награды Пусть на тебя справедливый Юпитер Щедро прольет и Нептун, святыни Тарента хранитель. Грех совершить ни во что ты не ставишь? Может ведь это и детям твоим повредить неповинным, Суд по заслугам с возмездием строгим Ждет и тебя: не пребудут мольбы мои без отмщенья, Жертвы тебя не спасут никакие. Пусть ты спешишь, - не долга ведь задержка: три горсти Брось на могилу мою, - и в дорогу!