<
Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Иоганн Гёте, Фауст. (пер. Б. Пастернак)

 
 

Шатер враждебного императора


Трон, богатая обстановка. Габебальд и Айлебойта. Айлебойта Здесь первая с тобою я. Габебальд Мы быстролетней воронья. Айлебойта Богатства сколько! Как во сне! С чего начать? Что стибрить мне? Габебальд Вещей, вещей! Не перечесть. Не знаю, раньше что загресть. Айлебойта Возьму ковер, а то жестка Моя кровать без тюфяка. Габебальд А я мечтал давно в душе Как раз об этом бердыше. Айлебойта А я мечтаю взять домой Плащ красный с золотой каймой. Габебальд (забрав оружие) Вот этим встречного хвати, И нет преграды на пути. А ты без пользы пол-узла Пустого хлама набрала. Я б дряни этой не берег, А взял бы лучше сундучок. В нем целой армии казна, Он полон золотом до дна. Айлебойта Куда мне! Словно врос он в пол. Не подыму, так он тяжел. Габебальд Нагнись, не уплыло б из рук. Я на тебя взвалю сундук. Айлебойта Ой-ой! Приходит мой конец! Ларец сломает мне крестец. Ящик падает и раскрывается. Габебальд Ты видишь, куча золотых. Живей хватай горстями их. Айлебойта (на корточках) Скорей в передник их сейчас. До самой смерти хватит с нас. Габебальд И живо уходи. Пора. Она встает. Ай-ай, в переднике дыра! Карман-то оказался худ, И на пол денежки текут. Телохранители истинного императора Как в императорском шатре Вы рыться смеете в добре? Габебальд Да так, что мы за этот приз Служить в солдатах нанялись. А скарба вражьего дележ - Захват по праву, не грабеж. Телохранители У нас в войсках иной разбор. Солдат не вор, не мародер, И к нам на службу лишь идет Высокой честности народ. Габебальд И этой честности прием Мы контрибуцией зовем. Девиз наш: "Отдавай мошну!" - Вот с чем идем мы на войну. (К Айлебойте.) Пойдем, тащи свою суму, Мы не милы тут никому. Уходят. Первый телохранитель Зачем грубьяну-наглецу Ты не дал тотчас по лицу? Второй телохранитель Рука не поднялась, представь. Казалось, это сон, не явь. Третий телохранитель И мне глаза застлала муть, Так что не мог на них взглянуть. Четвертый телохранитель Я сам не знаю, но с утра Была ужасная жара, И все смешалось в духоте: Валились эти, бились те. Противник падал, что ни шаг, От взмаха чьих-то рук впотьмах. Глаз был туманом замутнен, В ушах стоял какой-то звон. И вот мы здесь, а доищись, Как мы сюда перенеслись. Входит император в сопровождении четырех князей. Телохранители удаляются. Император Что там ни говори, мы выиграли бой. Разбитые враги рассеялись толпой. Вот трон изменника, а вот сундук тяжелый С казной, которой он поддерживал крамолу. Мы ж, свитой окружив себя со всех сторон, Ждем представителей от подданных племен. Известья добрые: везде успокоенье, В стране подавлен бунт, нам радо населенье. Нам скажут, в наш успех вмешалось колдовство, Плоды достались нам, довольно и того. А мало ли еще случайности какие На памяти хранят анналы боевые? На голову врагов то дождь кровавый льет, То град камней летит, то ураган невзгод. Или вселяет гул таинственный в пещере Уверенность в одних, а в остальных неверье. Но побежденный пал, преследуем стыдом, А тот, кто победил, не помнит ни о чем, Но славит господа, сливая в хор хвалебный Мильоны голосов собравшихся к молебну. В счастливый этот час дарений и наград Я на себя смотрю и перемене рад. Правитель молодой пусть времени не ценит, Года пройдут, года его и переменят. Я долю уделить хочу вам четырем В распоряженье царством, домом и двором. (Первому.) Устройство войска, князь, налажено тобою, В опасный миг оно не пошатнуло строя. Во время мира будь таким же молодцом. Я жалую тебя фельдмаршальским мечом. Фельдмаршал Нам до сих пор внутри страны случалось биться. Когда ж давать отпор начнем мы у границы, Тогда на торжество весь двор мы созовем И в императорском чертоге родовом, Меч этот обнажив, с тобой я рядом стану, Тем знаменуя, как крепка твоя охрана. Император (второму) Ты - храбр и слыл всегда учтивости примером. Вот трудный пост тебе, будь первым камергером. Тот государь без слуг, при ком семью и двор Подтачивают рознь, интриги и раздор. А ты покажешь, как характером покорным Нетрудно угодить монарху и придворным. Первый камергер Одушевляемый стремлением одним - Хорошим помогать и не вредить дурным, Я буду прям без лжи, без плутовства спокоен И близости с тобой, мой государь, достоин. А на твоем пиру перед столом твоим Предстану пред тобой я с тазом золотым, И кольца подержу, и радоваться буду, Что руки моешь ты водою из сосуда. Император Ну что ж, задумывай пиры и торжества, А у меня полна не этим голова. (Третьему.) Охотою моей и птичником заведуй, Будь стольником моим и обеспечь к обеду Продуманный подбор моих любимых блюд, Как в сроки разные к столу их подают. Стольник Поститься буду я, подавленный и грустный, Пока не будешь ты доволен кухней вкусной. Не помешают нам ни дальность, ни пора, Дворецкий сыщет все, все сварят повара. Да сам ты враг причуд, не свойственных сезону, И любишь стол простой, здоровый, немудреный. Император (четвертому) Но речь опять к пирам свелась сама собой. Будь виночерпием, герой мой молодой. Смотри, чтобы вино у нас не убывало, Сортами лучшими наполни нам подвалы. И, веселя гостей во время шумных встреч, Сам страсти пагубной не дай себя увлечь. Виночерпий Знай, государь: когда нам старший доверяет, То юноша, гордясь доверием, мужает. И так как на пиры опять слова свелись, Роскошный подберу я к пиршеству сервиз. Ковши из золота, серебряные чаши, Тебе же выберу бокал ценней и краше - Венецианского прозрачного стекла, Где винная струя чиста, крепка, светла И пьется медленней, сознанья не туманя, И менее пьянит, и учит воздержанью. Император Что я облюбовал для каждого из вас, Я устно объявил в высокий этот час. В том вы заверены высоким словом честным. Но в дополнение к решениям словесным На подпись подадут мне письменный указ. А вот и канцлер, он и нужен нам как раз. Входит архиепископ-канцлер. Император Мы камнем угловым смыкаем дуги свода, Которому тогда не угрожают годы. С князьями четырьмя, как видишь ты, с утра Рассматриваю я потребности двора. Но если эта часть под стать такому штату, Чтоб царством управлять, - понадобится пятый. Мы выделяем вас из всех, и пятерым Имущество князей-изменников дарим, Чтобы во много раз расширенным наделом Поднять вас высоко над нашим краем целым, Сверх этого еще рескрипт мой подтвердит, Чтоб не чинили вам и в остальном обид. Вы вправе округлять владенья по желанью Покупкой, меною или по завещанью. Я преимущества вам пятерым раздам, Присущие другим владетельным князьям; Вершите у себя свой суд, свою расправу Без апелляции в суды моей державы. Взимайте пошлины и подати свои. Прибавьте к этому доходные статьи: Чекан монет, руду, акциз, налоги с соли, Дорожный сбор, весь лист коронных монополий. Я до себя почти вас поднял, уступив Такое множество моих прерогатив. Архиепископ Благодарю тебя за всех, но не жалей: Усилив нас, ты сам становишься сильней. Император Еще я отдаю на ваше попеченье Мысль о наследнике и трона замещенье. Еще я жив и жить хочу, но всякий миг Могу отозван быть в круг праотцев моих. Когда умру я, вам пяти я поручаю Преемника избрать покинутому краю. В день коронации избранник молодой Пусть миром кончит то, что началось войной. Канцлер Мы этим польщены и пред тобой смиренно Склоняемся, князья, властители вселенной. Покамест кровь течет по жилам верных слуг, Мы - плоть твоя, а ты - нас двигающий дух. Император Чтоб не дробить земли, пожалованной в дар, Сопровожу одним условьем циркуляр. Хоть вам земля дана на все века и свято, Но вам принадлежит по праву майората. Пусть вотчину свою умножит господин, Наследует ее один лишь старший сын. Канцлер Я на себя сейчас возьму завидный труд Пергаменту предать монарший твой статут. Переписать указ - задача канцелярий, Все завершат печать и подпись государя. Император Я отпускаю вас, и вы об этом дне Подумайте, домой вернувшись, в тишине. Светские князья уходят. Архиепископ, как лицо духовное, остается и говорит с пафосом. Архиепископ Пусть канцлер вышел. Я, епископ, - пред тобой. Тревога за тебя, мой сын, владеет мной. С отеческой к тебе я укоризной строгой. Император Какая у тебя в столь ясный день тревога? Архиепископ В счастливый этот час владеет горько мною Сознание, что ты в союзе с сатаною. Хотя, на первый взгляд, упрочен твой престол, Ни к богу ближе ты, ни к папе не пришел. Узнай он, как достиг ты снова воцаренья, Он поразит твой край громами отлученья. Ведь не забыты им еще те времена, Когда, взойдя на трон, простил ты колдуна И милости лучом, склонясь челом венчанным, Коснулся головы, противной христианам. Покайся между тем и в грудь себя ударь И лепту скромную дай церкви, государь. Места, в которых след оставил осквернитель Победой колдовства, отдай ты под обитель С окрестной полосой, с лесами и горой, Поросшей по краям травою луговой, С ключами, бьющими сквозь каменные глыбы, Со множеством озер, богатых всякой рыбой. Чем шире будет мера щедрости твоей, Тем и прощенье будет ближе и верней. Император Безмерно потрясен свершенным прегрешеньем. Где хочешь, проведи границу тем владеньям. Архиепископ Чтоб след кощунства смыть, во-первых нужно нам Всевышнему на той горе воздвигнуть храм. Тот храм провижу я, и мысленному взору Рисуется: в лучах восхода блещут хоры, Крестом посереди два корабля сошлись, Молящихся как бы приподымая ввысь. Они по паперти проходят богомольно, Их благовест из сел сзывает колокольный, В долинах далеко гудит церковный звон, И грешник кается, молитвой обновлен. В присутствии твоем уже в предвосхищенье Я храма этого свершаю освященье. Император Прославь зиждителя и этот храм построй, Очисти от греха дух отягченный мой. Надеждою одной, и то я окрыляюсь. Архиепископ Как канцлер, в записи я дарственной нуждаюсь. Император Формальный акт составь, пожалуйста, ты сам, Как будет он готов, я подпись тотчас дам. Архиепископ (откланивается, но перед выходом снова возвращается) И храму в собственность отдай доход старинный; Повинности крестьян, налоги, десятину. Свой дар увековечь и храму сделай клад. Поддерживать его потребует затрат. А чтоб начать скорей святилища закладку, Часть вражьих денег дай нам в качестве задатка И даром отпусти для стройки матерьял. Мы убедим народ с амвонов, чтоб не брал, Спасая душу тем, никто за перевозку, И доски нам возил, и камень, и известку. (Уходит.) Император За близость с магами плачусь я тяжело; Расходов из-за них все множится число. Архиепископ (снова возвращаясь, с глубоким поклоном) Прости, о государь! Ты отдал чародею Морские берега. Но, чтоб спасти злодея, Заставь отступника на все века отсель Его святейшеству платить налог с земель. Император (с досадою) Земель ведь нет еще. Они в пучине моря. Архиепископ Кто правом облечен, ждать для того не горе. Довольно слова с нас, дай обещанье нам. (Уходит.) Император (один) Послушаться, так им все царство я раздам.