<
Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Иоганн Гёте, Фауст. (пер. Б. Пастернак)

 
 

Вальпургиева ночь


Горы Гарца близ деревень Ширке и Эленд. Фауст и Мефистофель. Мефистофель Ты б не прельстился добрым метловищем? А я бы прокатился на козле. Нам далеко, и мы еще порыщем. Фауст Покамест ноги носят по земле, Еще я пешеход неутомимый. Уменьшив путь, пропустим много мимо, В самой прогулке радость ходоку. Я для того пошел пешком по скалам И в руки взял дорожную клюку, Чтобы внимать лавинам и обвалам. Уж дышит по-весеннему береза, И даже веселее ель глядит. Ужель весна тебя не молодит? Мефистофель Нет, у меня в душе стоят морозы, Но я люблю и стужу и буран. К тому ж ущербный месяц сквозь туман Льет тусклый свет с угрюмым видом скряги. Ни зги не видно, и при каждом шаге - Перед тобой, негадан и неждан, Ствол дерева, и камни, и коряги. Я у блуждающего огонька Спрошу, как лучше нам пройти к вершине. В горах нет лучшего проводника. Вот сам он, кстати, легок на помине. Не откажи, чем даром тратить пламя, Нам посветить и вверх взобраться с нами. Блуждающий огонек Не прекословлю никогда природе: Я двигаться зигзагами привык, Всегда с оглядкой, а не напрямик. Мефистофель Не подражай двуногому отродью, Валяй во имя черта по прямой, Иначе я задую пламень твой. Блуждающий огонек Вы кто-то здесь из признанных владык. Я подчиняюсь вам беспрекословно, Но ведь сегодня тут ночной содом. Неровный свет мой неповинен в том, Что нам тут выпадает путь неровный. Фауст, Мефистофель и Блуждающий огонек (поочередно) Путь лежит по плоскогорью, Нас встречает неизвестность. Это край фантасмагорий, Очарованная местность. Глубже в горы, глубже в горы! Чудеса! Деревья бора Скачут в чехарде средь луга Через головы друг друга. Горы нагибают спины, Чтоб перемахнуть вершины. Мелких волн курчавя гребни, Ручеек бежит по щебню. Что мурлычет он ворчливо День и ночь без перерыва? Обвиненье ли в измене Пенят бешено каменья? Отзвук ли времен счастливых Слышен в этих переливах? И о том, что память прячет, Эхо, вспоминая, плачет? Переклички стай совиных Отзываются в долинах. Слышен, далью повторенный, Хохот филина бессонный. Месяц осветил тропинку, Блещет ящерицы спинка. По-гадючьи, змей проворней, Расползлись под нами корни, А над нами, пальцы скрючив, Виснет путаница сучьев. Темный лес оплел дорогу Щупальцами осьминога И кишмя-кишит под мхами Разномастными мышами. А светящиеся мушки Вьются на его опушке Кучами, несметным скопом, Огненным калейдоскопом. Но скажите мне по чести, Не стоим ли мы на месте? Может, все, что есть в природе, Закружившись в хороводе, Мчится, пролетая мимо, Мы же сами недвижимы? Мефистофель Ухватись за мой камзол. Видишь, в недрах гор взошел Царь Маммон на свой престол. Световой эффект усилен Заревом его плавилен. Фауст Как облик этих гор громаден! Как он окутан до вершин Ненастной тьмой глубоких впадин И мглой лесистых котловин! Как угольщики, черномазы Скопившиеся в них пары, Как будто это клубы газа Из огнедышащей горы. И правда, языком багряным Бросаясь к облакам седым, Здесь пламя борется с туманом И пробивается сквозь дым. Вон искры отлетают блесткой, Вон в виде крупного зерна. Но вот скала у перекрестка Вся доверху озарена! Мефистофель Маммон залить не поскупился Иллюминацией чертог. Я рад, что ты сюда явился. Уж начался гостей приток. Фауст Скопленья шумного кортежа Столкнут меня с тропы проезжей! Мефистофель Скорей за что-нибудь схватись, А то сорвешься с кручи вниз. На курганы лег туман, Завывает ураган. Гул и гомон карнавала Распугал сычей и сов. Ветер, главный запевала, Не щадит красы лесов. И расселины полны Ворохами бурелома И обломками сосны, Как развалинами дома, Сброшенного с крутизны. И все ближе, ближе вой, Улюлюканье и пенье Страшного столпотворенья, Мчащегося в отдаленье На свой шабаш годовой. Ведьмы (хором) На Брокен ведьмы тянут в ряд. Овес взошел, ячмень не сжат. Там Уриан, князь мракобесья, Красуется у поднебесья. По воздуху летит отряд, Козлы и всадницы смердят. Голос Старуха Баубо мчит к верхушке Верхом на супоросой хрюшке. Хор Колдунье и свинье почет. Вперед за бабкою, вперед! Всей кавалькадой верховых, Чертовок, ведьм и лешачих! Голос Откуда ты? Другой голос От Ильзенштейна, Лесной тропою чародейной. К сове наведалась в дупло, Та как надулась, и пошло! Третий голос Освободи проезд, не мешкай! Второй голос Подумаешь, какая спешка! Да не пыхти ты, не потей, Я вся в следах твоих когтей. Ведьмы (хором) Нельзя ли чуть порасторопней? Так в давке сжали, что хоть лопни! Не тыкай вилами в живот! Задушите в утробе плод! Колдуны (половина хора) Ползут мужчины, как улитки, А видите, как бабы прытки. Где пахнет злом, там бабий род Уходит на версту вперед. Другая половина Еще довольно это спорно. Как ваша баба ни проворна, Ее мужчина, хоть и хром, Опередит одним прыжком. Голос (сверху) Пожалуйте к нам наверх с плеса! Голос (снизу) Сейчас взберемся на утесы. Мы вымылись водой холодной, Зато и дочиста бесплодны. Оба хора Стих ветер. Месяц со звездой Пропал за облачной грядой. Мы ж вихрем огненным летим, И веселимся, и галдим. Голос (снизу) Стой! Стой! Голос (сверху) Что там за образина Зовет меня со дна теснины? Голос (снизу) Мне хочется со всей гурьбой! Прошу вас взять меня с собой. За триста лет я еле-еле Наружу выполз из ущелья. Оба хора Сядь на козла, садись на шест, На вилах соверши свой въезд. Но знай: ты попадешь туда Сегодня или никогда. Полуведьма (внизу) С начала дня я семеню, А их никак не догоню. И дома маета внизу, И до хребта не доползу. Ведьмы (хором) Втиранье ускоряет прыть, Рвань может парусом служить, Садись в корыто, и айда! Сегодня или никогда. Оба хора Когда ж у ног увидим кряж, Опустится весь поезд наш, Рассядемся всем нашим роем, Толпой своей хребет покроем. (Садятся на землю.) Мефистофель Срамниц, страшилищ всяких, рож! А крик какой, какой галдеж! Поистине живой пример Мегер и фурий без манер. Мне руку в свалке протяни, - Нас разлучат средь толкотни. Где ты? Фауст (издали) Я здесь. Мефистофель Нашел едва. Вступлю в хозяйские права. Эй, рвань, с дороги свороти И дайте дьяволу пройти! Давай-ка, доктор, вон из давки И этой дикой тесноты Переберемся под кусты И мирно посидим на травке. Фауст Нет, у тебя все парадоксы! На Брокен совершить подъем, Куда весь ад на шабаш стекся, Чтоб тут сидеть особняком! Мефистофель Я враг таких больших компаний, И мне милее у костра Ночные толки на поляне. Фауст А я б взошел на верх бугра. Там весь ваш цвет в разгаре пьянства, Все дьявольское атаманство. И сатана у самых круч Ко многим тайнам держит ключ. Мефистофель Там и загадок новый узел. Нет, царедворцы не по мне, Меня б их вид переконфузил. Давай побудем в тишине. Лишь в маленьком кружке интимном. Есть место тонкостям взаимным. Здесь, видишь ли, полутемно, И это лучше полусвета. На старых ведьмах домино, Молоденькие же раздеты. Будь с ними ради этикета Любезен, так заведено. Но, слышишь, - музыка давно. Как им играть не опротивит, Когда так зверски все фальшивят? Но пусть в разброде струнный хор, Составим пары для кадрили. Что скажешь ты? Какой простор! Кругом до самых дальних гор Пылает за костром костер. Ты видишь зрелище обилья, Танцоров, пьяниц и обжор. Найди, где лучше бы кутили. Фауст Ты выступишь как сатана Или в обличье колдуна? Мефистофель Я б предпочел инкогнито огласке, Но принято встречаться на пиру При орденах, в открытую, без маски У нас не носят ордена Подвязки, Мое копыто больше ко двору. Мой знак отличья оползла улитка, Ей и тебя пронюхать удалось. Таиться здесь - бесплодная попытка, Здесь сразу видят каждого насквозь. Пройдемся вдоль костров по этим скатам. Ты будешь женихом, я буду сватом. (К группе старичков вокруг полу потухшего костра.) Что вы засели здесь в тени ракит? Поближе к поколенью молодому! Там в середине спор вовсю кипит. Отмалчиваться можно ведь и дома. Генерал Стоишь за честь и гордость наций, Как вдруг на них находит стих: Народы вероломней граций И любят только молодых. Министр Все изолгались, вот в чем горе. Былой уклад невозвратим. Покамест были мы в фаворе, Век был взаправду золотым. Разбогатевший делец И мы ловить умели случай, И мы хватали через край, Вдруг все закрылось черной тучей, И славные деньки прощай. Писатель К чему писать большие книги, Когда их некому читать? Теперешние прощелыги Умеют только отрицать. Мефистофель (вдруг на вид страшно состарившись) Не день ли скоро Страшного суда? Как погляжу на этих я каналий, Вся бочка вытекла, на дне бурда, - Невольно мысль приходит о финале. Ведьма-старьевщица Эй, судари, а ну-ка к нам! Сговорчивее нет торговки. Таким приличным господам Свой хлам продам я по дешевке. Ни на каких торгах земли Добра такого не найдете. Все то, что тут лежит в пыли, Обломки эти и лохмотья Несчастье людям принесли. Здесь все клинки от крови ржавы, На рюмках - отпечатки губ С остатками былой отравы, Колечком каждым душегуб Надругивался над невинной, Здесь нет ни одного ножа, Который не вонзили в спину Из мести или грабежа. Мефистофель Ну что ты вынесла на рынок? Ведь это заваль, старина! Нет у тебя, кума, новинок? Теперь иные времена. Фауст И публика, и самый торг, И ярмарка - один восторг! Мефистофель К вершине двинулся поток. Пихаешь в бок, сбивают с ног. Фауст Кто там? Мефистофель Лилит. Фауст На мой вопрос, Пожалуйста, ответь мне прямо. Кто? Мефистофель Первая жена Адама. Весь туалет ее из кос. Остерегись ее волос: Она не одного подростка Сгубила этою прической. Фауст Вон две сидят. Я - к молодой, А ты ступай к другой, седой. Мефистофель Представимся сейчас же им И танцевать их пригласим. Фауст (танцуя с молодою) Я видел яблоню во сне. На ветке полюбились мне Два спелых яблока в соку. Я влез за ними по суку. Красавица Вам Ева-мать внушила страсть Рвать яблоки в садах и красть. По эту сторону плетня Есть яблоки и у меня. Мефистофель (танцуя со старухою) Я видел любопытный сон. Ствол дерева был расщеплен. Такою складкой шла кора, Что мне понравилась дыра. Старуха Любезник с конскою ногой, Вы - волокита продувной. Готовьте подходящий кол, Чтоб залечить дуплистый ствол. Проктофантасмист (Задопровидец) Проклятая, безмозглая орда! Доказано как будто всесторонне: У духов нет конечностей. Тогда Как можете ходить вы в котильоне? Красавица (танцуя) Что взъелся он на наш невинный бал? Фауст (танцуя) Завистник и дурак, вот и пристал. Он просто глуп, как дважды две четыре, И все не по нутру ему, придире. Лишь в пересудах он находит вкус, И сам как бы ходячий комментарий К делам, к словам, к вещам, ко всякой твари, К тому, что с вами в паре я кружусь. Проктофантасмист Вы тут еще? Ведь я сказал вам: сгиньте! В наш просвещенный век я слишком тих. В природе нет кикимор и шишиг! Что ж вы толчетесь в этом лабиринте И в Тегеле на чердаках моих Обосновались в виде домовых? Красавица Как терпят скучных приставал таких! Проктофантасмист Я, духи, это вам в лицо скажу: Сегодня я не одержал победы, Но я еще раз как-нибудь приеду И уж тогда конец вам положу! Танцы продолжаются. Не пощажу ни сил своих, ни дней, Чтоб извести поэтов и чертей. Мефистофель Сейчас он в лужу сядет для поправки. Он гнев смиряет, охлаждая зад. Поставленные к копчику пиявки От вида духов дух его целят. (Фаусту, переставшему танцевать.) Что ж даму упустил ты в заключенье И почему упорно так молчишь? Фауст Ах, изо рта у ней во время пенья Вдруг выпрыгнула розовая мышь. Мефистофель Ну что ж, не каждое ведь лыко в строку. Благодари, что мышка не сера, И не горюй об этом так глубоко! Фауст Затем... Мефистофель Ну, что ж? Фауст Взгляни на край бугра. Мефисто, видишь, там у края Тень одинокая такая? Она по воздуху скользит, Земли ногой не задевая. У девушки несчастный вид И, как у Гретхен, облик кроткий, А на ногах ее - колодки. Мефистофель Зачем смотреть на тот курган? Ведь это призрак, истукан Из тех видений и иллюзий, Вблизи которых стынет кровь. Пожалуйста, не прекословь. Небось ты слышал о Медузе? Фауст Покойница, которой глаз Рука родная не закрыла! Да, это тело Гретхен милой, Которая мне отдалась! Мефистофель Тут колдовской обычный трюк: Все видят в ней своих подруг. Фауст Как ты бела, как ты бледна, Моя краса, моя вина! И красная черта на шейке, Как будто бы по полотну Отбили ниткой по линейке Кайму, в секиры ширину. Мефистофель Ей голову срубил Персей. Она снимается, как крышка. Для обезглавленной ловчей Брать иногда ее под мышку. Зачем ты растравляешь боль? Смотри, как шумно на поляне, Как в Пратере во дни гулянья. Театр приехал на гастроль. Повеселить тебя позволь. Что тут дают? Sеrvibilis (Подлиза) Сейчас начнут премьеру Седьмую, между прочим, за сезон. Театр привержен к новостям без меры. Однако перейдемте в павильон. Идет любительское обозренье В любительском к тому же исполненье. Я тоже труд любителей делю: Я поднимать им занавес люблю. Поэтому я должен удалиться. Мефистофель На Брокене и место этой птице.