<
Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Иоганн Гёте, Фауст. (пер. Б. Пастернак)

 
 

Сад


Маргарита под руку с Фаустом и Марта с Мефистофелем прогуливаются по саду. Маргарита Ах, это только ваша доброта, Что вы так снисходительно нестроги. Меняя в путешествии места, Любезны вы со встречными в дороге. Моя незанимательная речь Не может вас ни капельки увлечь. Фауст Один лишь взгляд, один лишь голос твой Дороже мне всей мудрости земной. (Целует ей руку.) Маргарита Да что вы, право, руки целовать! Ведь кожа у меня так огрубела. Тружусь, минуты не сижу без дела. И требует порядка в доме мать. Проходят дальше. Марта Так вы в разъездах, стало быть, всегда? Мефистофель Проклятое занятие такое. Стрелою мчишься через города И ни в одном нельзя пожить в покое. Марта По молодости все нам нипочем, Свищи в кулак да по дорогам рыскай, Когда ж к концу подступит дело близко, Не сладко доживать холостяком. Мефистофель Представишь это, сердце жить не радо. Марта Об этом вовремя подумать надо. Проходят дальше. Маргарита Да, с глаз долой, из сердца вон небось? Вы вежливы, вот все и объясненье. У вас друзей ученых тьма, хоть брось. Я с ними не могу идти в сравненье. Фауст Поверь, мой ангел, то, что мы зовем Ученостью, подчас одно тщеславье. Маргарита Ужель? Фауст О, как в неведенье своем Невинность блещет, как алмаз в оправе, Не помышляя о своей цене, Своих достоинств ни во что не ставя! Маргарита Хоть миг вниманья подарите мне, И я всегда вас помнить буду вправе. Фауст И ты все дома? Маргарита Больше все одна. Хотя у нас хозяйство небольшое, Сноровка в доме все равно нужна: Мы без служанки, я стираю, мою, Готовлю, подметаю, шью, все - я. Возни и спешки, только б с ног не сбиться И матушка строга: насчет шитья Она сама большая мастерица! Не то чтоб находились мы в нужде, Скорее мы с достатком горожане. Отец семье оставил состоянье, И сад, и домик малый в слободе. Теперь я не тружусь чуть свет спросонку, Как год назад: В солдатах брат И умерла сестренка, А то я отдавала все ребенку, Но рада б муки все вернуть назад За милый детский взгляд. Фауст Взгляд, вероятно, херувима, Единственно с твоим сравнимый! Маргарита Сестра на свет явилась в страшный год Отцовой смерти. Я была ей няней. Мать поручила мне за ней уход, Сама ж тогда лежала без сознанья, Мы думали, что и она умрет. Кормить дитя в теченье этих дней Тогда нельзя и думать было ей. Я молоком с водой сестру вскормила. И на моих руках, всегда со мной Она росла, смеялась и шалила. Фауст И это было радостью живой? Маргарита Но временами я теряла силы. Стояла ночью рядом колыбель. Проснусь, чуть двинется она, бывало, Сестре дам молока, возьму в постель, А если этого крикунье мало, Пойду качать, закутав в одеяло, И ноги оттопчу до хромоты, А поутру на рынке, у плиты Или за постирушкой у корыта Почувствуешь себя такой разбитой: Зато как сладок съеденный кусок, Как дорог отдых и как сон глубок! Проходят дальше. Марта Неисправимые холостяки! Как обратить вас в истинную веру? Мефистофель К такой учительнице, для примера, Охотно б я пошел в ученики. Марта Тогда нельзя ль вам в душу заглянуть? У вас есть на примете кто-нибудь? Мефистофель Своя жена да угол, говорят, Дороже царств и каменных палат. Марта Я говорю о склонности взаимной. Мефистофель Все встречные в пути гостеприимны. Марта Нет, вы не поняли. Я знать хочу, Серьезных чувств вы в прошлом не таите? Мефистофель Я в жизни с женщинами не шучу. Марта Ах нет, меня понять вы не хотите! Мефистофель Я, каюсь, глуп. Однако в меру сил Любвеобильность вашу оценил. Проходят дальше. Фауст О радость ты моя! Так ты сейчас Меня узнала с первого же взгляда? Маргарита Конечно. И потупилась смутясь. Фауст Прости же, что тебя я подстерег В то утро за церковною оградой. Не ставь мне этой вольности в упрек. Маргарита Мне это непривычно, и сперва Я было растерялась от смущенья. Ведь на меня до этого молва Еще ни разу не бросала тени. Мое ли, думала я, поведенье Внушило вам столь вольные слова? Наверно, я нарушила приличье, Что представляюсь легкою добычей! Признаться, я предвидеть не могла, Что я сама возьму вас под защиту, И на себя была за то сердита, Что строже вас в душе не распекла. Фауст О милая! Маргарита А ну... (Срывает ромашку и обрывает один за другим лепестки.) Фауст Ты что, букет Или венок плетешь? Маргарита Нет, так, пустое. Фауст Нет, что же ты? Маргарита Не смейтесь надо мною! (Шепчет.) Фауст Что шепчешь ты? Маргарита (вполголоса) Не любит. Любит. Нет. Фауст О прелесть ты моя! Маргарита (продолжает) Не любит. Любит! Не любит. (Обрывая последний лепесток, громко и радостно.) Любит! Фауст Любит! Да, мой свет! Гаданье этот узел пусть разрубит! Он любит, любит, вот цветка ответ. Вмести, постигни это торжество! Маргарита Я вся дрожу. Фауст Не бойся ничего! Пусть этот взгляд И рук пожатье скажут О необъятном том, Пред чем слова - ничто, О радости, которая нам свяжет Сердца. Да, да, навеки без конца! Конец - необъяснимое понятье, Печать отчаянья, проклятья И гнев творца. Маргарита сжимает ему руки, вырывается и убегает. Фауст не сразу приходит в себя и, овладев собою, идет за нею. Марта (приближаясь из глубины) Смеркается. Мефистофель И нам домой пора. Марта Я вас не отпустила бы так скоро Со своего двора, Но городок наш страшная дыра, Начнутся разговоры. Здесь у людей другого дела нет, Как наблюдать через заборы, Куда и с кем пошел сосед. А наша пара? Мефистофель Он юркнул в тьму За нею вслед. Марта Он благосклонен к ней. Мефистофель Она - к нему. Так создан свет.