Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Генрих Гейне

 
 

Жоффруа Рюдель и Мелисандра Триполи


В замке Блэ ковер настенный Вышит пестрыми шелками. Так графиня Триполи Шила умными руками. И в шитье вложила душу, И слезой любви и горя Орошала ту картину, Где представлено и море, И корабль, и как Рюделя Мелисанда увидала, Как любви своей прообраз В умиравшем угадала. Ах, Рюдель и сам впервые В те последние мгновенья Увидал ее, чью прелесть Пел, исполнен вдохновенья. Наклонясь к нему, графиня И зовет, и ждет ответа, Обняла его, целует Губы бледные поэта. Тщетно! Поцелуй свиданья Поцелуем был разлуки. Чаша радости великой Стала чашей смертной муки. В замке Блэ ночами слышен Шорох, шелест, шепот странный. Оживают две фигуры На картине шелкотканой. И, стряхнув оцепененье, Дама сходит с трубадуром, И до света обе тени Бродят вновь по залам хмурым. Смех, объятья, нежный лепет, Горечь сладостных обетов, Замогильная галантность Века рыцарей-поэтов. «Жоффруа! Погасший уголь Загорелся жаром новым. Сердце мертвое подруги Ты согрел волшебным словом». «Мелисанда! Роза счастья! Всю земную боль и горе Я забыл — и жизни радость Пью в твоем глубоком взоре». «Жоффруа! Для нас любовь Сном была в преддверье гроба. Но Амур свершает чудо, — Мы верны и в смерти оба». «Мелисанда! Сон обманчив, Смерть — ты видишь — также мнима. Жизнь и правда — лишь в любви, Ты ж навеки мной любима!» «Жоффруа! В старинном замке Любо грезить под луною. Нет, меня не тянет больше К свету, к солнечному зною». «Мелисанда! Свет и солнце — Все в тебе, о дорогая! Там, где ты, — любовь и счастье, Там, где ты, — блаженство мая!» Так болтают, так блуждают Две влюбленных нежных тени, И, подслушивая, месяц Робко светит на ступени» Но, видениям враждебный, День восходит над вселенной — И, страшась, они бегут В темный зал, в ковер настенный.