Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Данте Алигьери. Божественная комедия

Перевод и примечания М. Лозинского
Примечания следуют в конце каждой песни
Сокращения: А. - "Ад". Ч. - "Чистилище". Р. - "Рай". Эн. - Вергилий, "Энеида". Метам. - Овидий, "Метаморфозы".

 
 

Песнь тридцать вторая


1 Когда б мой стих был хриплый и скрипучий, Как требует зловещее жерло, Куда спадают все другие кручи, 4 Мне б это крепче выжать помогло Сок замысла; но здесь мой слог некстати, И речь вести мне будет тяжело; 7 Ведь вовсе не из легких предприятий - Представить образ мирового дна; Тут не отделаешься "мамой-тятей". 10 Но помощь Муз да будет мне дана, Как Амфиону, строившему Фивы, Чтоб в слове сущность выразить сполна. 13 Жалчайший род, чей жребий несчастливый И молвить трудно, лучше б на земле Ты был овечьим стадом, нечестивый! 16 Мы оказались в преисподней мгле, У ног гиганта, на равнине гладкой, И я дивился шедшей вверх скале, 19 Как вдруг услышал крик: "Шагай с оглядкой! Ведь ты почти что на головы нам, Злосчастным братьям, наступаешь пяткой!" 22 Я увидал, взглянув по сторонам, Что подо мною озеро, от стужи Подобное стеклу, а не волнам. 25 В разгар зимы не облечен снаружи Таким покровом в Австрии Дунай, И дальний Танаис твердеет хуже; 28 Когда бы Тамбернику невзначай Иль Пьетрапане дать сюда свалиться, У озера не хрустнул бы и край. 31 И как лягушка выставить ловчится, Чтобы поквакать, рыльце из пруда, Когда ж ее страда и ночью снится, 34 Так, вмерзши до таилища стыда И аисту под звук стуча зубами, Синели души грешных изо льда. 37 Свое лицо они склоняли сами, Свидетельствуя в облике таком О стуже - ртом, о горести - глазами. 40 Взглянув окрест, я вновь поник челом И увидал двоих, так сжатых рядом, Что волосы их сбились в цельный ком. 43 "Вы, грудь о грудь окованные хладом, - Сказал я, - кто вы?" Каждый шею взнес И на меня оборотился взглядом. 46 И их глаза, набухшие от слез, Излились влагой, и она застыла, И веки им обледенил мороз. 49 Бревно с бревном скоба бы не скрепила Столь прочно; и они, как два козла, Боднулись лбами, - так их злость душила. 52 И кто-то молвил, не подняв чела, От холода безухий: "Что такое? Зачем ты в нас глядишь, как в зеркала? 55 Когда ты хочешь знать, кто эти двое: Им завещал Альберто, их отец, Бизенцский дол, наследье родовое. 58 Родные братья; из конца в конец Обшарь хотя бы всю Каину, - гаже Не вязнет в студне ни один мертвец: 61 Ни тот, которому, на зоркой страже, Артур пронзил копьем и грудь и тень, Ни сам Фокачча, ни вот этот даже, 64 Что головой мне застит скудный день И прозывался Сассоль Маскерони; В Тоскане слышали про эту тень. 67 А я, - чтоб все явить, как на ладони, - Был Камичон де'Пацци, и я жду Карлино для затменья беззаконий". 70 Потом я видел сотни лиц во льду, Подобных песьим мордам; и доныне Страх у меня к замерзшему пруду. 73 И вот, пока мы шли к той середине, Где сходится всех тяжестей поток, И я дрожал в темнеющей пустыне, - 76 Была то воля, случай или рок, Не знаю, - только, меж голов ступая, Я одному ногой ушиб висок. 79 "Ты что дерешься? - вскрикнул дух, стеная. - Ведь не пришел же ты меня толкнуть, За Монтаперти лишний раз отмщая?" 82 И я: "Учитель, подожди чуть-чуть; Пусть он меня избавит от сомнений; Потом ускорим, сколько хочешь, путь". 85 Вожатый стал; и я промолвил тени, Которая ругалась всем дурным: "Кто ты, к другим столь злобный средь мучений?" 88 "А сам ты кто, ступающий другим На лица в Антеноре, - он ответил, - Больней, чем если бы ты был живым?" 91 "Я жив, и ты бы утешенье встретил, - Был мой ответ, - когда б из рода в род В моих созвучьях я тебя отметил". 94 И он сказал: "Хочу наоборот. Отстань, уйди; хитрец ты плоховатый: Нашел, чем льстить средь ледяных болот!" 97 Вцепясь ему в затылок волосатый, Я так сказал: "Себя ты назовешь Иль без волос останешься, проклятый!" 100 И он в ответ: "Раз ты мне космы рвешь, Я не скажу, не обнаружу, кто я, Хотя б меня ты изувечил сплошь". 103 Уже, рукой в его загривке роя, Я не одну ему повыдрал прядь, А он глядел все книзу, громко воя. 106 Вдруг кто-то крикнул: "Бокка, брось орать! И без того уж челюстью грохочешь. Разлаялся! Кой черт с тобой опять?" 109 "Теперь молчи, - сказал я, - если хочешь, Предатель гнусный! В мире свой позор Через меня навеки ты упрочишь". 112 "Ступай, - сказал он, - врать тебе простор. Но твой рассказ пусть в точности означит И этого, что на язык так скор. 115 Он по французским денежкам здесь плачет. "Дуэра, - ты расскажешь, - водворен Там, где в прохладце грешный люд маячит" 118 А если спросят, кто еще, то вон - Здесь Беккерия, ближе братьи прочей, Которому нашейник рассечен; 121 Там Джанни Сольданьер потупил очи, И Ганеллон, и Тебальделло с ним, Тот, что Фаэнцу отомкнул средь ночи". 124 Мы отошли, и тут глазам моим Предстали двое, в яме леденея; Один, как шапкой, был накрыт другим. 127 Как хлеб грызет голодный, стервенея, Так верхний зубы нижнему вонзал Туда, где мозг смыкаются и шея. 130 И сам Тидей не яростней глодал Лоб Меналиппа, в час перед кончиной, Чем этот призрак череп пожирал. 33 "Ты, одержимый злобою звериной К тому, кого ты истерзал, жуя, Скажи, - промолвил я, - что ей причиной. 136 И если праведна вражда твоя, - Узнав, кто вы и чем ты так обижен, Тебе на свете послужу и я, 139 Пока не станет мой язык недвижен".

Примечания

Круг девятый. - Коцит. - Обманувшие доверившихся. - Первый пояс (Каина). - Предатели родных. - Второй пояс (Антенора) - Предатели родины и единомышленников

11. Амфион (греч. миф.), воцарясь в Фивах, окружил стеною нижний город, причем камни под звуки его лиры сами спускались с горы и ложились один на другой.

16. Мы оказались... - Дном колодца, охраняемого гигантами, служит ледяное озеро Коцит, в котором караются обманувшие доверившихся, то есть предатели (см. прим. А., XI, 16-66). Это последний круг Ада, разделенный, без видимых границ, на четыре концентрических пояса. Первый пояс называется Каина (ст. 59), по имени Каина-братоубийцы. Здесь казнятся предатели родных. Они по шею погружены в лед, и лица их обращены книзу. Описанию Каины посвящены стихи 16-69.

21. Злосчастным братьям - двум братьям, графам Мангона (ст. 41), или, быть может, вообще казнимым здесь грешникам.

27. Танаис - греческое название реки Дона.

28. Тамберник (другое чтение - Таберник) - название горы. Старые комментаторы указывают, что она находится в Славонии. Быть может, это Фрушка Гора близ города Товарника.

29. Пьетрапана (ныне Пания) - наиболее высокая гора в Апуанских Альпах, между реками Серкьо и Магра, в Тоскане.

34. Таилище стыда - лицо, где проступает краска стыда.

41. И увидал двоих - то есть тех "Злосчастных братьев", один из которых только что окликнул Данте (ст. 21). Это, как сообщает (ст. 55-60) их сосед, - братья Алессандро и Наполеоне дельи Альберти, графы Мангона, сыновья Алъберто (ст. 56), владевшие в конце XIII в замками в долине реки Бизенцьо (ст. 57), впадающей в Арно. Взаимная вражда довела их до того, что они убили друг друга.

52. И кто - то молвил. - Это Камичон де'Пацци (ст. 67-68).

61-62. Ни тот, которому... - Как повествует роман о Ланчелоте (А., V, 128 и прим.), король Артур, узнав о предательстве своего внебрачного сына Мордрека, пронзил его копьем насквозь, так что через рану проник солнечный луч и самая тень его оказалась пронзенной. Умирая, Мордрек успел смертельно ранить Артура.

63. Фокачча деи Канчельери, пистойец, предательски убил двух своих родственников.

65-66. Сассоль Маскерони, флорентиец, убил своего племянника, чтобы завладеть наследством. Убийцу прокатили в бочке, утыканной гвоздями, и обезглавили. Об этом говорили по всей Тоскане.

68. Камичон де'Пацци-Альберто Камичоне, предательски убил своего родственника, объезжая с ним верхом их общие владения.

69. Карлино-Карлино де'Пацци, родственник Камичоне. Когда в 1302 г. флорентийские Черные осадили замок Пьянтравинье, где еще держались изгнанные из Флоренции Белые, Карлино за деньги предал замок в руки Черных, причем многие Белые были убиты, в том числе два его родственника.

70. Потом я видел сотни лиц... - Здесь начинается второй пояс девятого круга - Антенора (ст. 89), где казнятся предатели родины и единомышленников. Они, как и грешники Каины, вмерзли в лед по шею, и лица их также обращены книзу (ср. ст. 105), но еще более обезображены холодом (ср. ст. 70-72). Этот пояс назван по имени троянского вождя Антенора, которого послегомеровское предание изображало изменником.

73-74. К той середине, где сходится всех тяжестей поток - то есть к средоточию Ада, центру вселенной, на который она давит всей своей тяжестью (ср. А., XXXIV, 111; P., XXIX, 57).

76. Была то воля - то есть божья воля.

78-81. Я одному ногой ушиб висок. - Это Бокка дельи Абати (ст. 106). В бою при Монтаперти (см. прим. А., X, 32-51) Бокка, предатель-гвельф, отрубил руку знаменосцу флорентийской конницы, что привело к замешательству в рядах гвельфов и к их разгрому.

116. Дуэра - Буозо да Дуэра. В 1265 г. гибеллинская лига поручила ему преградить около Пармы дорогу французскому войску, которое шло в Рим к Карлу Анжуйскому, готовившемуся воевать с Манфредом (см. прим. Ч., III, 112-113). Но Дуэра, подкупленный "французскими денежками" (ст. 115) и сверх того присвоив себе деньги, полученные им от Манфреда, пропустил французов на юг.

119. Беккерия - Тезауро деи Беккерия, папский легат (посол) во Флоренции. После изгнания гибеллинов в 1258 г. (см. прим. А., X, 32-51) флорентийские гвельфы обвинили его в намерении предать город в руки гибеллинов и обезглавили его.

120. Нашейник - часть лат. Здесь в смысле: шея.

121. Джанни Сольданьер - знатный флорентиец, гибеллин. В 1266 г. он изменил своим единомышленникам и возглавил движение, приведшее к торжеству гвельфов.

122. Ганеллон - рыцарь - предатель, по вине которого Роланд погиб со всем своим войском (А., XXXI, 16-18 и прим.). Тебальделло деи Дзамбрази, фаэнтинец. В 1280 г. кто-то из болонских гибеллинов, нашедших убежище в гибеллинской Фаэнце, похитил у Тебальделло двух свиней. Чтобы отомстить своим обидчикам, Тебальделло передал слепок городских ключей болонским гвельфам, и те ночью проникли в город и устроили в нем погром.

130-131. Тидей (греч. миф.) - один из семи царей, осаждавших Фивы. Смертельно раненный Меналиппом (Меланиппом), он нашел в себе силы убить его, потребовал, чтобы ему принесли его голову, и яростно вцепился в нее зубами (Стаций, Фиваида, VIII, 717-767).