Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Уильям Блейк

 
 

Двери настежь, парижские бордели!...


"Двери настежь, парижские бордели! Пусть зараза по городу летит, С голытьбою обвенчана судьбою", - Королева Франции велит. Король со златого ложа слетел, То услыхав, чего знать не хотел: "Вставай, народ, труба зовет, Не то все до крошки Голод сожрет!" И вот Король дал великий обет: "Приязни в кровавых казнях нет, Но бунтовщикам я воли не дам - На плаху полягут ко всем чертям!" И вот Не Породивший Сына отец Съел, рыгнул и раскашлялся под конец: "Обожаю войны, повешения, четвертования, Смакую каждый кусок страдания. Набили оскомину благодарственные завывания, Предпочитаю выслушивать поношения И выкушивать многотысячные жертвоприношения!" Шар Земной Антуанетта взяла, - Зараза из платья ее плыла. К земле клонилась наша добрая Королева - Лизоблюдами отягощенное древо. Увидел верный Лафайет Жест властный Короля - И голод Францию объял, И вымерли поля. Услышал верный Лафайет Антуанетты смех - Зараза вспыхнула в стране, Затронув вся и всех. Увидел верный Лафайет В цепях сию Чету - И с тихим плачем стал не Палач им, А Сторож на посту. Ты был менялой, Лафайет, Но барыши пропали: Ты сострадания слезу Променял на слезы печали. Кто променяет свой очаг На черный чужой порог? Кто променяет пшеничный хлеб На тюремный замок? Кто ж пожалеет ураган И ливневый поток? Кто ж променяет свое дитя На пса, что в пути промок?