Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Анри-Огюст Барбье

 
 

Дант


О старый гиббелин! Когда перед собой Случайно вижу я холодный образ твой, Ваятеля рукой иссеченный искусно, - Как на сердце моем и сладостно и грустно... Поэт! - в твоих чертах заметен явный след Святого гения и многолетних бед. Под узкой шапочкой, скрывающей седины, Не горе ль провело на лбу твоем морщины? Скажи, не оттого ль ты губы крепко сжал, Что граждан бичевать проклятых ты устал? А эта горькая в устах твоих усмешка Не над людьми ли, Дант? Презренье и насмешка Тебе идут к лицу. Ты родился, певец, В стране несчастливой. Терновый твой венец Еще на утре дней, в начале славной жизни, На долю принял ты из рук своей отчизны. Ты видел, как и мы, отечество в огне, Междоусобицу в родной своей стране, Ты был свидетелем, как гибнули семейства Игралищем судьбы и жертвами злодейства; Взирая с ужасом, как честный гражданин На плахе погибал. Печальный ряд картин В теченье многих лет вился перед тобою. Ты слышал, как народ, увлекшийся мечтою, Кидал на ветер все, что в нас святого есть, - Любовь к отечеству, свободу, веру, честь. О Дант, кто жизнь твою умел прочесть, как повесть, Тот может понимать твою святую горесть, Тот может разгадать и видеть - отчего Лицо твое, певец, бесцветно и мертво, Зачем глаза твои исполнены презреньем, Зачем твои стихи, блистая вдохновеньем, Богатые умом, и чувством, и мечтой, Таят во глубине какой-то яд живой. Художник! ты писал историю отчизны, Ты людям выставлял картину бурной жизни С такою силою и верностью такой, Что дети, встретившись на улице с тобой, Не смея на тебя поднять, бывало, взгляда, Шептали: "Это Дант, вернувшийся из ада!" Перевод - С. Дурова