Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Анри-Огюст Барбье

 
 

Прогресс


Какая надобность в картинах, что широко История рисует нам? В чем смысл ее страниц, крутых ее уроков, Навеки памятных сынам, Когда воскрешены все крайности, все беды, Все заблуждения времен И путь, которым шли на гибель наши деды, Так рабски нами повторен? О жалкие глупцы! Июльский день был ярок. И, увенчав чело листвой, Мы пели, полные воспоминаний ярых, Мотив свободы огневой. Ее священный хмель звучал в раскатах хора, Но мы не знали, что таит Вторая встреча с ней. Не знали мы, как скоро За все расплата предстоит. Нам снился светлый день, безоблачно прозрачный, Густая летняя лазурь. А время хмурилось, оно дышало мрачно Дыханием грядущих бурь. История отцов нам заново предстала, — Кровь жертвенная потекла. Дрожали матери. Всю ночь свинцом хлестало. Тревога грозная росла. Мы увидали все: и пошлость, и распутство, И низменнейшую корысть, И грязь предательства, и грубое искусство Любому горло перегрызть, И мщенье черное, и подлое бесчестье, И усмиренье мятежа, И штык, пронзивший мать, пронзивший с нею вместе Дитя, прильнувшее дрожа. И поднялась тогда над веком вероломным Злодейства прежнего рука Как доказательство, что мир в пути огромном Не сдвинулся на полвершка. Перевод - П. Г. Антокольского