Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Джордж Гордон Байрон

 
 

К Тирзе


Ни камень там, где ты зарыта, Ни надпись языком немым Не скажут, где твой прах... Забыта! Иль не забыта - лишь одним. В морях, на корабле бегущем Я нес любовь сквозь все года. Нас жизнь и Прошлым и Грядущим Хотела сблизить... Никогда! Я отплывал. Я ждал - хоть взглядом Ты скажешь: "Мы навек друзья!" Была бы легче боль - и ядом Не стала бы тоска моя. Когда часы текли к кончине, Когда без мук она пришла, Того, кто верен и доныне, Ужель ты сердцем не ждала? Как мной, была ль ты кем любима? И кто в последний горький час Следил, как смерть неумолимо Туманит блеск прекрасных глаз? Когда же от земной печали Ты отошла в иной приют, Чьи слезы по щекам бежали, Как по моим они бегут? И как не плакать! О, виденья Тех зал, тех башен, где с тобой Я знал и слезы умиленья, Еще не кинут в даль судьбой, И взгляд, незримый для другого, И смех, в глазах мелькавший вдруг, И мысль, понятную без слова, И дрожь соединенных рук, И робкий поцелуй, которым Дарит Любовь, смиряя Страсть, Когда пред ясным, чистым взором Желанье вмиг теряет власть, И речи звук, вливавший радость, Когда я был угрюм и тих, И этих райских песен сладость, Которой нет в устах других. Залог, что мы тогда носили, - Где твой? - на сердце мной храним. Страданье нес я без усилий И в первый раз клонюсь под ним. Оставив мне лишь кубок яда, Ушла ты рано в мир другой, И нет возврата, - и не надо, Когда лишь там, в гробу, покой. Но если чистых душ селенья Того, кто чужд пороку, ждут, О, дай мне часть благословенья И вырви из юдольных пут. И научи терпеть, прощая, - Таким был ранним твой урок, Такой была любовь земная, Что встреча в небе - наш залог. Перевод - В. В. Левика